К чему приведет приватизация сбербанка
Invest82.ru

Институт финансов

К чему приведет приватизация сбербанка

Почему Греф хочет приватизировать Сбербанк и к чему это приведет

«О долгах по сберкнижкам нужно забыть»

Герман Греф предложил приватизировать «Сбербанк», чтобы выполнить майский указ президента. Руководитель главного банка страны считает, что таким образом госбюджет может найти нужные для прорыва 8 млрд рублей. Кому Греф хочет распродать госактивы, зачем ему это нужно и что будет со сберкнижками — «URA.RU» узнало ответы на самые интригующие вопросы.

Зачем Греф решил «распродать» госактивы Сбербанка?

Глава Сбербанка хочет продать госактивы, чтобы получить больше свободы в управлении, считает директор Института актуальной экономики Никита Исаев. Это стало для Грефа актуальным из-за усиления «Внешэкономбанка» бывшим первым вице-премьером Игорем Шуваловым и конкуренции, которую выстраивает в отрасли глава ЦБ Эльвира Набиуллина. «При такой доле госактивов сложно согласовывать действия с органами госвласти, ведь они заинтересованы в пополнении бюджета, а не в развитии бизнеса. Греф любит новые технологии, сейчас увлечен блокчейном, государство же его притормаживает. В итоге банк не может работать с резервами, остатками на счетах и депозитами», — отмечает Исаев. По его словам, Греф понимает, что, даже продав свои активы, государство все равно будет поддерживать «Сбербанк», так же как и структуры Виктора Вексельберга, Олега Дерипаски, которые считаются социально значимыми. Отметим, что Банку России принадлежат 52,32% акций Сбербанка, 47,52% акций находятся в свободном обращении.

Кто может купить активы «Сбербанка»?

Покупка акций «Сбербанка» доступна как российским, так и большому количеству зарубежных игроков, считает главный экономист «ПФ Капитал» Евгений Надоршин. По информации «Вести.Экономика», за прошедший год доля американских инвесторов в обращающихся на рынке акциях Сбербанка выросла на полтора пункта и составила 40%. Британцы владеют третью акций (29,5%) «Сбербанка» на рынке. Отметим, на 9 июня, по данным МФК-Инвест, цена обыкновенной акции банка на бирже составила 212,9 рубля.

Экономист Игорь Николаев говорит, что несмотря на то, что Сбербанк — очень привлекательный актив, иностранные инвесторы могут воздержаться от покупки больших пакетов, чтобы не попасть под санкции. «Китайцы могут купить, они в этом плане более перспективные покупатели», — заметил эксперт. Так, в пятницу, 8 июня, стало известно, что китайские инвесторы собираются войти в капитал 14-го по величине российского банка — Совкомбанка.

Чем может обернуться продажа госактивов? Что будет со сберкнижками?

Главный риск от приватизации Сбербанка заключается в недоверии россиян частным банкам, считает экономист Игорь Николаев: «Как только объявят о приватизации, люди сделают вывод, что надо срочно бежать и снимать деньги со счетов. Это обрушит всю систему». По его словам, это не учли реформаторы в 90-е годы, и из-за этого россияне не верят в устойчивость коммерческих банков. Поэтому прежде, чем принимать решение о продаже госактивов, нужно отдавать себе отчет, что «Сбербанк» — это половина рынка частных вкладов, отмечает эксперт.

Не стоит рассчитывать и на то, что приватизация «Сбербанка» как-то улучшит ситуацию с выплатой долгов по сберкнижкам, уверен руководитель аналитического отдела портала BankoDrom.ru Вячеслав Путиловский. «Что касается вкладов и книжек, то здесь существенных изменений ждать не приходится. „Сбербанк“ будет находится под пристальным вниманием государства, даже если контрольный пакет будет продан». Поэтому возврат вкладов, которые были заморожены в момент развала СССР, точно не случится, уверен Никита Исаев. «Нужно об этом забыть», — резюмировал он. Напомним, в ноябре 2017 года Госдума отложила выплату советских вкладов, размещенных в Сбербанке, с 20 июня 1991 года до 2020 года.

Государству выгодно продавать активы Сбербанка?

На данный момент государству невыгодно продавать госактивы, считает главный экономист «ПФ Капитал» Евгений Надоршин. По его словам, в России банковские активы стоят очень дешево, даже если они качественные. Поэтому, по словам экономиста, продажа госактивов с целью получения материальной выгоды исключена. В то же время приватизация может нанести урон всему банковскому сектору, считает эксперт. «Фактически сейчас „Сбербанк“, как самый крупный игрок на рынке, может позволить себе назначать любые ставки по депозитам, по кредитам, по большому спектру продуктов. При такой рыночной власти продажа его активов просто опасна для рынка», — отмечает Надоршин.

Приватизацию госбанков активно обсуждали до кризиса 2014 года. Осенью 2016 года экс-глава МЭР Алексей Улюкаев предложил включить Сбербанк в план приватизации на 2017—2019 годы. Но в ноябре 2017 года глава ЦБ РФ Эльвира Набиуллина заявила, что это можно будет сделать только после восстановления банковского рынка и роста доверия к частным банкам.

Тайная приватизация Сбербанка

Абсурды творятся в российской макроэкономической политике. Центробанк, который печатает деньги, фактически требует у бюджета денег на поддержание «своих штанов». Мало ему эмиссионного дохода…

ЦБР хочет продать минфину Сбербанк, причем по рыночной цене. Минфин не против и подготовил законопроект, который направил в правительство.

Тоже ведь абсурд. ЦБ получил в свое время Сбербанк совершенно бесплатно. А теперь продает его государству по рыночной цене. Ничто не мешает законом просто передать госпакет (50%+1 акция) от ЦБ Росимуществу и закрыть вопрос. Но, нет. Речь идет именно о продаже, причем больше, чем за 2,7 трлн руб. бюджетных денег.

Формальный повод — конфликт интересов ЦБ: он банковский регулятор и одновременно владелец крупнейшего банка. Конечно, этот конфликт очевиден. Вот только десятки лет этот конфликт ЦБ не волновал, а тут вдруг надо срочно его решать… Почему именно сейчас?

1️. Мотивы ЦБ объясняются на самом деле просто и банально: ЦБ надо покрывать убытки. Он умудрился получить их в размере 0,9 трлн руб. за 2 года (2017-2018). Вы вдумайтесь: Банк, печатающий деньги, и в убытках! Это в какие же бездонные ямы надо сливать все свои ресурсы, чтобы оказаться в такой ситуации! (в какие именно — читать здесь). ЦБ решил поправить свои дела за счет бюджета. И заодно получить кучу денег на то, чтобы покрывать убытки от своей политики еще на несколько дет вперед.

2️. Есть у ЦБ и второй мотив. Он категорически против «распечатывания» фонда нацблагосостояния (ФНБ) — боится инфляционных последствий. Напомним, по Бюджетному кодексу, минфин имеет право инвестировать за счет ФНБ суммы сверх 7% ВВП. В этом году они появились — больше триллиона. И на них уже выстроилась очередь из самых богатых госкомпаний и людей страны (буквально, топ российского списка Форбса) — Роснефть, Росатом, Леонид Михельсон, Аркадий Ротенберг, Владимир Потанин… Забрав из ФНБ почти 3 трлн руб., ЦБ снова «загоняет» ФНБ ниже планки в 7% и добивается своего. Заодно «оставляя с носом» российских миллиардеров…

Силуанов поспешил заявить, что выкуп доли Сбербанка «не отменяет» планов Минфина по инвестированию ФНБ в инфраструктурные проекты. Не отменяет… Он не сказал — не меняет. Потому что меняет и очень сильно. Сокращает суммы для инвестирования. По логике — до нуля. Т.е. отменяет.

Впрочем, и тут все не однозначно. На самом деле у минфина на счетах денег больше 14 трлн руб (на 1 января 2020). А в ФНБ он завел только чуть больше половины из них. Если минфин захочет — кинет все и тогда будет иметь возможность инвестировать целых 7% ВВП. Захочет — ничего не заведет и объяснит, что в ФНБ денег меньше 7%, так что извините… Полная свобода рук. Очередной абсурд российских госфинансов.

3️. Наконец, есть тут и третья история. Не менее странная. При передаче пакета от одного госоргана другому — этим дело и закончилось бы. Но! По закону при продаже крупного пакета продавец (ЦБ) обязан сделать предложение миноритариям по той же цене.

И минфин подтвердил, что такое предложение планируется сделать. И если миноритарии возьмут по этой цене хотя бы 2 акции (потратив всего-то чуть больше 500 руб) — у российского государства сразу размывается контрольный пакет. Фактически это приведет к приватизации Сбербанка.

Стоит заметить, что и сейчас 45,04% акций Сбербанка — у юрлиц-нерезидентов. Если они докупят еще немного — то Сбер становится не просто негосударственным, а формально иностранным банком.

Почему формально? Потому что кто такие эти юрлица-нерезиденты? Вы думаете крупные западные финансовые структуры? Ничуть не бывало. Это тайные инвесторы, спрятавшиеся за номинальными держателями. Никто, даже сам Сбербанк, не знает, кто они такие. Вот им и будет сделано предложение о покупке акций Сбербанка…

Вот зачем делать все таким образом? Конечно, сразу напрашивается конспирологическая версия, что эти тайные иностранцы — вовсе не иностранцы, а высшие российские чиновники, которые в преддверии транзита власти-2024 решили прикупить себе немного Сбера… А иначе зачем такие подарки? И ведь никто не приведет никаких доводов в пользу того, что эта версия — полное фуфло. Тайные инвесторы не покажут своего лица. Не для того они его стыдливо спрятали.

Хотите приватизировать Сбер — почему бы это не сделать открыто, на публичных торгах с честными инвесторами? Почему все надо делать в пользу неких номинальных держателей (в Сбере), офшоров (Роснефть), нераскрываемых покупателей (Газпром)? Очень уж это все выстраивается в простую логичную цепочку… Конспирологическую.

4️. А зачем Сбербанк нужен минфину? Сам он объясняет, что дивидендная доходность по акциям Сбербанка выше, чем по гособлигациям, и он на этом заработает.

Извините, а с каких пор важнейшие и крупнейшие решения российские госорганы принимают исходя исключительно из соображений выгоды? Мы не заметили, как они стали коммерческими предприятиями?

Зачем минфину владеть акциями Сбербанка? Разве тут нет конфликта интересов? Ведь минфин и так ведет через Сбербанк множество своих дел — от финансирования оборонки и продажи гособлигаций для населения до размещения средств на депозиты. Сбер — крупнейший держатель облигаций минфина. Получается круг — минфин будет должен за триллион рублей своей же собственной компании. Так что конфликт интересов тут не меньше, чем у Центробанка, а как бы и не посильнее будет…

Или формально владеть акциями будет все-таки Росимущество? Но ведь оно не является владельцем денег из ФНБ. Значит , будет акт по безвозмездной передаче или акций или почти 3 трлн руб. между госорганами? Если это будет, то зачем устраивать этот цирк с покупкой акций Сбера у Центробанка? Почему сразу не передать акции от ЦБ Росимуществу?

И мы снова возвращаемся к конспирологической версии, потому что других логичных объяснений найти не можем…

Начата тайная приватизация Сбербанка в интересах окружения Путина

Экспертное сообщество обратило внимание на подозрительные странности, происходящие вокруг крупнейшего российского банка, связанные с недавно озвученными намерениями Центробанка продать Сбербанк Министерству финансов. Телеграм-канал «Серпом-По» прямо называет – это тайной приватизацией «Сбера». Мы публикуем этот интересный материал полностью.

Читать еще:  Металлинвестбанк: ипотека без первоначального взноса

Абсурды творятся в российской макроэкономической политике. Центробанк, который печатает деньги, фактически требует у бюджета денег на поддержание «своих штанов». Мало ему эмиссионного дохода…

ЦБР хочет продать минфину Сбербанк, причем по рыночной цене. Минфин не против и подготовил законопроект, который направил в правительство.

Тоже ведь абсурд. ЦБ получил в свое время Сбербанк совершенно бесплатно. А теперь продает его государству по рыночной цене. Ничто не мешает законом просто передать госпакет (50%+1 акция) от ЦБ Росимуществу и закрыть вопрос. Но, нет. Речь идет именно о продаже, причем за без малого 3 трлн руб. бюджетных денег.

Формальный повод – конфликт интересов ЦБ: он банковский регулятор и одновременно владелец крупнейшего банка. Конечно, этот конфликт очевиден. Вот только десятки лет этот конфликт ЦБ не волновал, а тут вдруг надо срочно его решать… Почему именно сейчас?

Мотивы ЦБ объясняются на самом деле просто и банально: ЦБ надо покрывать убытки. Он умудрился получить их в размере 0,9 трлн руб. за 2 года (2017-2018). Вы вдумайтесь: Банк, печатающий деньги, и в убытках! Это в какие же бездонные ямы надо сливать все свои ресурсы, чтобы оказаться в такой ситуации! (в какие именно — читать здесь (https://t.me/SerpomPo/3141)). ЦБ решил поправить свои дела за счет бюджета. И заодно получить кучу денег на то, чтобы покрывать убытки от своей политики еще на несколько дет вперед.

Есть у ЦБ и второй мотив. Он категорически против «распечатывания» фонда нацблагосостояния (ФНБ) — боится инфляционных последствий. Напомним, по Бюджетному кодексу, Минфин имеет право инвестировать за счет ФНБ суммы сверх 7% ВВП. В этом году они появились — больше триллиона. И на них уже выстроилась очередь из самых богатых госкомпаний и людей страны (буквально, топ российского списка Форбса) — Роснефть, Росатом, Леонид Михельсон, Аркадий Ротенберг, Владимир Потанин… Забрав из ФНБ почти 3 трлн руб., ЦБ снова «загоняет» ФНБ ниже планки в 7% и добивается своего. Заодно «оставляя с носом» российских миллиардеров…

Силуанов поспешил заявить, что выкуп доли Сбербанка «не отменяет» планов Минфина по инвестированию ФНБ в инфраструктурные проекты. Не отменяет… Он не сказал — не меняет. Потому что меняет и очень сильно. Сокращает суммы для инвестирования. По логике — до нуля. Т.е. отменяет.

Впрочем, и тут все не однозначно. На самом деле у минфина на счетах денег больше 14 трлн руб (на 1 января 2020). А в ФНБ он завел только чуть больше половины из них. Если минфин захочет — кинет все и тогда будет иметь возможность инвестировать целых 7% ВВП. Захочет — ничего не заведет и объяснит, что в ФНБ денег меньше 7%, так что извините… Полная свобода рук. Очередной абсурд российских госфинансов. Наконец, есть тут и третья история. Не менее странная. При передаче пакета от одного госоргана другому — этим дело и закончилось бы. Но! По закону при продаже крупного пакета продавец (ЦБ) обязан сделать предложение миноритариям по той же цене.

Стоит заметить, что и сейчас 45,04% акций Сбербанка — у юрлиц-нерезидентов. Если они докупят еще немного — то Сбер становится не просто негосударственным, а формально иностранным банком.

Почему формально? Потому что кто такие эти юрлица-нерезиденты? Вы думаете крупные западные финансовые структуры? Ничуть не бывало. Это тайные инвесторы, спрятавшиеся за номинальными держателями. Никто, даже сам Сбербанк, не знает, кто они такие. Вот им и будет сделано предложение о покупке акций Сбербанка…

Вот зачем делать все таким образом? Конечно, сразу напрашивается конспирологическая версия, что эти тайные иностранцы — вовсе не иностранцы, а высшие российские чиновники, которые в преддверии транзита власти-2024 решили прикупить себе немного Сбера… А иначе зачем такие подарки? И ведь никто не приведет никаких доводов в пользу того, что эта версия — полное фуфло. Тайные инвесторы не покажут своего лица. Не для того они его стыдливо спрятали.

Хотите приватизировать Сбер — почему бы это не сделать открыто, на публичных торгах с честными инвесторами? Почему все надо делать в пользу неких номинальных держателей (в Сбере), офшоров (Роснефть), нераскрываемых покупателей (Газпром)? Очень уж это все выстраивается в простую логичную цепочку… Конспирологическую.

А зачем Сбербанк нужен Минфину? Сам он объясняет, что дивидендная доходность по акциям Сбербанка выше, чем по гособлигациям, и он на этом заработает.

Извините, а с каких пор важнейшие и крупнейшие решения российские госорганы принимают исходя исключительно из соображений выгоды? Мы не заметили, как они стали коммерческими предприятиями?

Зачем Минфину владеть акциями Сбербанка? Разве тут нет конфликта интересов? Ведь Минфин и так ведет через Сбербанк множество своих дел — от финансирования оборонки и продажи гособлигаций для населения до размещения средств на депозиты. Сбер — крупнейший держатель облигаций минфина. Получается круг – Минфин будет должен за триллион рублей своей же собственной компании. Так что конфликт интересов тут не меньше, чем у Центробанка, а как бы и не посильнее будет…

Или формально владеть акциями будет все-таки Росимущество? Но ведь оно не является владельцем денег из ФНБ. Значит , будет акт по безвозмездной передаче или акций или почти 3 трлн руб. между госорганами? Если это будет, то зачем устраивать этот цирк с покупкой акций Сбера у Центробанка? Почему сразу не передать акции от ЦБ Росимуществу?

И мы снова возвращаемся к конспирологической версии, потому что других логичных объяснений найти не можем…

Новая приватизация начнётся со Сбербанка

Родина с молотка

Дискуссия о возможной приватизации государственного пакета в Сбербанке России идёт с 2012 года, и в последнее время она лишь усилилась. Мы уже знаем: если министры и банкиры публично и назойливо обсуждают какое-то непопулярное решение, то рано или поздно оно будет принято. Похоже, что правительству настолько нужны «быстрые» деньги, что ради них оно готово отказаться от триллионных дивидендов в будущем.

Вот и Герман Греф недавно заявил, что вместо повышения налогов государству следовало бы продавать принадлежащие ему акции компаний. В частности, Сбербанка России. «Я не вижу ни одного основания, почему нас надо держать сейчас, когда требуются деньги на выполнение указов президента. Лучше вместо повышения налогов продать какие-то акции компаний, которые продаваемые. Сбербанк – абсолютно продаваемая история», – сказал Греф на пресс-конференции после годового собрания акционеров. По словам финансиста, если ЦБ продаст принадлежащие ему акции Сбербанка, государство на эти деньги могло бы «провести какие-то реформы, развивать инфраструктуру».

Германа Оскаровича легко заподозрить в лукавстве. Предложение его прозвучало как раз в тот момент, когда повышение НДС и пенсионного возраста фактически было делом решённым. Между тем инициативу Грефа поддержало Министерство финансов, которое, собственно, и инициировало налоговые и пенсионные «манёвры». Сегодня государство через ЦБ контролирует 52,32% голосующих акций Сбербанка, остальные бумаги находятся в свободном обращении на рынке.

В 2012 году государство сократило свою долю в капитале Сбербанка. Тогда ЦБ продал примерно 7,5% акций, выручив около 160 млрд рублей. Осенью 2016 года бывший министр экономического развития Алексей Улюкаев предлагал включить Сбербанк в план приватизации на 2017–2019 годы. Тогда идея не прошла, а вскоре сам Улюкаев был задержан при получении взятки. Но вполне вероятно, что интересанты никуда не делись, а сроки поджимают. Вот только что получит в результате этого государство?

Без дивидендов, но с обязательствами

Для выполнения нового майского указа президента правительству необходимо дополнительно найти 8 трлн рублей. При этом капитализация Сбербанка (суммарная цена обыкновенных и привилегированных акций) в начале 2018 года достигла 5,6 трлн рублей. Однако сценарий, при котором правительство решит окончательно избавиться от своей доли в Сбере, выглядит маловероятным, 25% акций – это максимум, что удастся продать. И даже если эти бумаги будут реализованы без значительного дисконта, государство получит не более 2,8 трлн рублей. При этом размер дивидендов, которые Сбербанк ежегодно выплачивает своему основному акционеру, может снизиться вдвое – половина этой суммы уйдёт частным лицам.

Тем временем прибыль Сбербанка и дивиденды, которые получают его акционеры, стремительно растут. По итогам 2016 года, банк направил на эти цели 25% прибыли – 135,5 млрд рублей. В 2017-м размер дивидендов увеличился до 36,2% от чистой прибыли – до 271 млрд рублей. А в конце минувшего года руководство банка приняло новую дивидендную стратегию, согласно которой в 2018–2020 годах акционерам планируется выплатить примерно триллион (!) руб­лей. Более того, с 2020 года на дивидендные выплаты будет направляться не менее 50% прибыли Сбербанка. Потому трудно представить, что Герман Греф советует правительству избавиться от такого ценного актива, руководствуясь исключительно государственными интересами.

Как сообщили в МИД Украины, большинство граждан страны, которые находятся на круизном лайнере Diamond Princess, помещенном на карантин из-за коронавируса, отказались эвакуироваться на родину.

Вполне вероятно, что глава Сбербанка заговорил о необходимости продавать госактивы, чтобы получить больше свободы в управлении. Снизив контроль со стороны государства, которое заинтересовано в пополнении бюджета больше, чем в развитии бизнеса, банк сможет более свободно работать со своими резервами, а также с остатками на счетах и депозитах. При этом именно на Сбербанк приходится почти половина вкладов физических лиц в России, что делает его защищённым: в случае проблем государству всё равно придётся за свой счёт спасать социально значимое кредитное учреждение, как сегодня это делают с частными, но важными для регионов компаниями Олега Дерипаски и Виктора Вексельберга.

Однако стремление к «свободе» вряд ли стоит считать главной мотивацией Германа Грефа приватизировать Сбербанк. В ближайшие пару лет должна решиться судьба санируемых частных банков, которые в 2017–2018 годах де-факто перешли под контроль государства. В ЦБ говорят, что после оздоровления эти активы попытаются продать, а Федеральная антимонопольная служба уже заявила, что будет настаивать на введении запрета государственным банкам покупать частные. В то же время представителям отрасли трудно представить, что кто-то из частного сектора мог бы потратить сотни миллиардов, а то и триллионы рублей на приобретение остатков «ФК Открытие», Бинбанка, «Возрождения» и прочих.

Разделяет эту позицию и Герман Греф: «Я не понимаю тогда, кто их будет покупать. Сегодня и частных банков-то не осталось. Я вообще считаю, что эти запреты никому не нужны», – сказал он на пресс-конференции по итогам июньского собрания акционеров Сбербанка, повторив свой призыв к приватизации. В свете такого заявления Германа Оскаровича ситуация выглядит ещё интереснее.

Читать еще:  Где продают квартиры отобранные банком

Выкупить санированные банки у Фонда консолидации банковского сектора сегодня не может никто, кроме гигантов с государственным участием вроде Сбербанка и ВТБ. Но кто в таком случае может приобрести контрольные пакеты в самих госбанках? Ответ очевиден: зарубежные банки, инвестиционные фонды и частные инвесторы. Напомним: ЦБ РФ контролирует 52,32% акций Сбербанка, а остальные бумаги находятся в свободном обращении. Из них, по признанию самого Германа Грефа, 40% контролируют инвесторы из США, а ещё 29% акций владеют британцы. Даже если предположить, что речь здесь во многом идёт об офшорных структурах российских бизнесменов, то львиная доля дивидендов Сбербанка уходит из России за границу. Может, при таком раскладе правительству надо не продавать, а увеличивать свою долю в крупнейшем розничном банке страны и обеспечивать выполнение майского указа за счёт дивидендов?

Иностранные компании, банки и фонды – вот главные претенденты на покупку государственного пакета в Сбербанке. Но, как считают многие аналитики, скорее всего контроль над бумагами уйдёт не в США или Великобританию, а в Китай. Западные инвесторы могут воздержаться от покупки крупных активов в России из-за угрозы новых санкций, а вот китайские банкиры, как говорят, активно присматриваются к отечественному финансовому сектору. Судя по всему, это так и есть – в начале июня стало известно, что инвесторы из КНР могут войти в капитал Совкомбанка – 14-го по величине российского кредитного учреждения.

Новости

Замминистра финансов Алексей Моисеев заявил о возобновлении процесса приватизации госимущества с осени.

«Думаю, мы скоро вернемся к парадигме приватизаций и продолжим этот процесс. Первые сделки могут пройти уже этой осенью», — сказал он, уточнив, что речь идет сразу о нескольких соглашениях.

В утвержденную правительством РФ программу приватизации на 2020-2022 годы не включены крупные активы. Министр финансов Антон Силуанов в конце октября заявил, что нужна более амбициозная программа.

Весьма своеобразная инициатива опубликована на сайте РОИ. Автор предложения сетует на самоуправство собственников частного бизнеса.

Инициативный гражданин ратует за сохранение производственного потенциала России и усиление реальной социальной справедливости.

Для достижения этих целей он разработал план. По его мнению, необходим закон о безвозмездной передаче предприятий трудовому коллективу. Речь идет о тех фирмах, которые находятся в стадии банкротства, а также о компаниях, которые, с точки зрения народных масс, работают неэффективно.

При этом перед передачей своей собственности работникам бизнесмен должен из своего кармана заплатить все долги компании, выделить средства на модернизацию производства.

Сегодня на утреннем пленарном заседании Госдума приняла в третьем чтении законопроект № 77072-7 «О признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации».

За принятие закона единогласно проголосовали 413 депутатов, сообщает пресс-служба Госдумы.

В соответствии c принятым законом бесплатная приватизация жилья в России, срок которой истекает по действующему законодательству 1 марта 2017 года, будет бессрочной.

Государство пока не будет приватизировать Сбербанк. По крайней мере, таких планов нет на 2017 год. Об этом сообщил журналистам глава Минфина Антон Силуанов.

Замминистра экономического развития Евгений Елин на прошлой неделе говорил, что МЭР предлагает включить Сбербанк в план приватизации на 2017-2019 годы.

Ранее по этому поводу высказывался сам министр экономического развития Алексей Улюкаев. В качестве аргумента в пользу такого решения он приводил тот факт, что докапитализация российских банков с помощью реализации активов крупнейших участников этого рынка поможет повысить доверие населения к ним и заставит граждан более активно открывать депозиты. Это, в свою очередь, подтолкнёт экономику к инвестиционному росту, пишет «Российская газета».

В пользу приватизации Сбербанка высказывался и его глава Герман Греф. По его словам, это позволит серьезно улучшить положение кредитной организации.

Сейчас пакетом акций Сбербанка владеет Банк России. ЦБ принадлежит 52,32% процента обыкновенных акций банка. Регулятор выступает за то, чтобы процесс приватизации Сбербанка, если решение об этом будет принято, проходил постепенно и позволил сохранить доверие вкладчиков.

Премьер-министр России Дмитрий Медведев подписал распоряжение об одобрении предложения Минэкономразвития о продаже 10,9% акций АК “Алроса” по цене в 65 руб. за одну акцию.

Об этом сообщается в документе, размещенном на сайте правительства РФ, передает ТАСС.

“Подписанным распоряжением одобрено предложение Минэкономразвития об отчуждении из федеральной собственности акций акционерной компании “Алроса” в количестве 802 млн 781 тыс. 254 шт., что составляет 10,9% акций его уставного капитала, определены порядок и условия отчуждения”, – говорится в распоряжении.

Ранее министр экономического развития РФ Алексей Улюкаев сообщил, что Россия предложила к продаже 10,9% обыкновенных акций “Алросы”, находящихся в федеральной собственности. По словам министра, средства, полученные в результате продажи госдоли, будут направлены для последующего использования в рамках общих бюджетных расходов.

В настоящее время акционерами АК “Алроса” являются Российская Федерация (44%), Республика Саха (Якутия) – 25%, улусы (районы) Якутии – 8%, в свободном обращении в настоящий момент находится 23% акций компании.

Пакет акций госбанка ВТБ может быть приватизирован уже в 2016—2017 годах, считает глава кредитной организации Андрей Костин.

«На мой взгляд, сроки приватизации ВТБ, они, скорее относятся к 2016—2017 годам. Сегодня идет очень сильное политическое давление на банки, на инвесторов. Госдеп им говорит, что репутационно, экономически вы можете пострадать. Мы работаем с европейскими, американскими инвесторами, российскими и из стран Азии», — сказал Костин журналистам в кулуарах ПМЭФ-2016.

Предправления госбанка добавил, что считает намеченную приватизацию ограниченной, «так как она имеет чисто фискальный характер», передает портал Банки.ру.

«Государству нужны определенные деньги, и надо либо продать активы, которые на рынке уже известны — как «Роснефть», ВТБ, либо которые имеют реальную инвестиционную привлекательность даже в нынешних условиях — это «АЛРОСА» или «Башнефть», — пояснил глава ВТБ.

Напомним, в начале этого года министр экономического развития РФ Алексей Улюкаев заявлял, что в ближайшее время следует вернуться к вопросу приватизации крупнейших госбанков.

Президент РФ Владимир Путин подписал указ об исключении 50% плюс одна акция ПАО “Башнефть” из перечня стратегических предприятий, говорится на сайте официальной правовой информации.

Документ подписан 12 мая текущего года. Таким образом, госпакет акций “Башнефти” может быть приватизирован, пишет Интерфакс.

Правительство не планирует приватизацию Сбербанка в 2016 году. Об этом заявил вице-премьер правительства России Аркадий Дворкович.

«Мы не собираемся продавать долю Сбербанка в этом году», – сказал он в интервью телеканалу CNBC, отметив, что госбанк «точно» не будет приватизирован.

По словам Аркадия Дворковича, для подготовки рынка к приватизации потребуется некоторое время. При этом он подтвердил, что у правительства есть список компаний, доли в которых будут проданы, передает ТАСС.

В конце января Президент России Владимир Путин заявил, что приватизация Сбербанка в среднесрочной перспективе рассматриваться не будет.

Ранее, в ноябре 2015 года, глава Сбербанка Герман Греф призвал снизить долю участия государства в российской экономике и приватизировать Сбербанк. Предложение Германа Грефа поддержал президент Ассоциации российских банков Гарегин Тосунян. По его мнению, долю государства следует сокращать и в целом в банковской сфере.

Глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев назвал компании, которые уже стоят в плане приватизации.

«Это публичные компании, которые котируются на рынке и в силу этого технически и юридически лучше всего готовы и лучше всего известны инвестору. С этих компаний мы начнем», – сказал министр экономического развития журналистам.

По его словам, наибольшие шансы к продаже в текущем году имеют «Роснефть», «Алроса» и «Башнефть».

Алексей Улюкаев также отметил, что Минэкономразвития разделяет позицию Росимущества о повышении минимального уровня дивидендов госкомпаний с 25% до 50% и переходе на международные стандарты финансовой отчетности, передает «Интерфакс».

Ранее министр говорил, что ситуация с бюджетом является критичной, и сделки по приватизации госимущества придется проводить в неблагоприятных условиях.

На совещании по вопросам приватизации Президент РФ Владимир Путин заявил, что Россия не должна потерять контроль над стратегическими предприятиями в результате продажи госактивов.

Советник Президента РФ Сергей Глазьев заявил, что биржевые спекулянты за последние полтора года заработали на манипуляциях с курсом рубля 50 млрд долларов.

По его словам, эти накопления не могут долго лежать и должны быть инвестированы. Поэтому крупные спекулянты договорились о возврате к принятой ранее программе приватизации госактивов, утверждает советник президента.

«Спекулянты говорят, что сначала надо провести санацию неэффективных компаний и банков с помощью бюджета, убрать убытки при помощи государства, иначе кто же купит госпакеты с такими дырами, а потом можно и в приватизации поучаствовать. Помнится, та приватизация проходила на основе инвестиционных конкурсов, но кто проверял потом, выполнены ли обязательства? Никто не отчитался, но в большинстве случаев инвестпланы выполнены не были. При этом собственность у новых владельцев никто не отобрал. Такого не должно повториться», – приводит слова Сергея Глазьева «Газета.Ru».

Ситуация с бюджетом является критичной, заявил министр экономического развития Алексей Улюкаев. По его словам, сделки по приватизации госимущества придется проводить в неблагоприятных условиях, поскольку в текущей бюджетной ситуации откладывать их нельзя.

«В 2014-2015 годах рынок упал и продолжал падать, мы ждали, когда ситуация изменится. Сейчас пришло осознание, что ждать больше некуда. Ситуация бюджетная критичная, общая турбулентность финансовых рынков не дает оснований нам ожидать какого-то отскока, восстановления. Вызов состоит в том, чтобы провести не менее качественные эффективные прозрачные сделки на чрезвычайно неблагоприятном рынке», – сказал Алексей Улюкаев на коллегии Минэкономразвития.

Накануне на совещании по вопросам приватизации Президент России Владимир Путин заявил, что Россия не должна потерять контроль над стратегическими предприятиями в результате продажи госактивов.

По словам главы Росимущества Ольги Дергуновой, в настоящее время обсуждается расширение списка приватизации крупных компаний в 2016 году, передает «Интерфакс».

Президент России Владимир Путин заявил, что приватизация Сбербанка в среднесрочной перспективе рассматриваться не будет.

«На следующей неделе мы должны обсуждать вопросы приватизации, планы приватизации, в том числе на текущий год. Есть мнение и о том, что эти процессы должны распространиться на ряд финансовых учреждений», – сказал глава государства на совещании по экономическим вопросам, в котором приняли участие помощник президента Андрей Белоусов, министр финансов Антон Силуанов и глава ЦБ Эльвира Набиуллина.

Владимир Путин обратился к Эльвире Набиуллиной с просьбой высказать мнение по вопросу о возможной приватизации части пакета акций Сбербанка.

«Считаю, что вопрос о приватизации части пакета акций Сбербанка сейчас преждевременный, потому что во многом доверие граждан, вкладчиков к банку основывается на том, что там контрольный пакет у государства, контроль у государства. Кстати, это показывают и наши социологические исследования, буквально недавно проводили, задавали разные вопросы. Они показывают, что на данный момент нужно сохранить контрольный пакет Сбербанка в руках государства», – заявила глава Центробанка.

Владимир Путин поддержал позицию Эльвиры Набиуллиной.

«Даже в среднесрочной перспективе, мне кажется, мы к этому вопросу возвращаться не будем, и в ходе обсуждения с коллегами плана приватизации на 2016 год и ближайшее время мы этот вопрос вынесем за скобки и рассматривать не будем», – приводит его слова пресс-служба Кремля.

Напомним, на Гайдаровском форуме-2016 глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев предложил в ближайшее время вернуться к вопросу приватизации крупнейших госбанков.

Читать еще:  Как подключить кэшбэк Сбербанка через личный кабинет

Ранее, в ноябре 2015 года, глава Сбербанка Герман Греф призвал снизить долю участия государства в российской экономике и приватизировать Сбербанк. Предложение Германа Грефа поддержал президент Ассоциации российских банков Гарегин Тосунян. По его мнению, долю государства следует сокращать и в целом в банковской сфере.

«Бульдожья схватка под ковром»: Кому достанется Сбербанк?

Уже в обозримом будущем могут произойти события, которые будут иметь далеко идущие последствия. Самая настоящая «бульдожья схватка под ковром» развернулась между разными группами влияния во власти. Причина конфликта — контроль над Сбербанком. Тот, кто будет владеть этим крупнейшим активом России, получит не просто контроль над всем финансовым рынком, он будет иметь у себя «в кармане» всю страну

Чиновники федерального уровня рассматривают вопрос передачи 50% плюс 1 акция Сбербанка (остальные находятся в свободном обращении) от Центробанка другой госструктуре, об этом сообщило агентство Reuters со ссылкой на три источника, близких к сторонам обсуждения. Я бы сказал, близких к сторонам разгорающегося конфликта.

О том, что обсуждается передача Сбербанка от ЦБ, сообщили «Ведомостям» руководители двух госструктур. Решение по этому вопросу пока не принято. Однако есть информация, что контроль над Сбером может получить Росимущество. Именно эта контора, как правило, вместе с Минэкономразвития готовит документы на дальнейшую приватизацию госактивов.

Согласно действующему закону о Центробанке, уменьшение его доли в капитале Сбера до уровня менее 50% плюс одна голосующая акция может произойти только в случае внесения в него необходимых изменений. Таким образом, в развернувшийся конфликт, помимо групп влияния в исполнительной власти, могут быть втянуты и законодатели, причём из обеих палат парламента.

В руководстве Сбера не скрывают своего желания «наложить лапу» на актив и приватизировать его. Так, после прошедшего в июне годового собрания акционеров глава Сбербанка Герман Греф заявил, что «лучше вместо повышения налогов продать какие-то акции компаний, которые продаваемые. Сбербанк — абсолютно продаваемая история».

Греф пытается сыграть на настроениях людей. Дескать, можно не повышать налоги, давайте продадим блокирующий или контрольный пакет акций Сбербанка. Правда, этот деятель не договаривает о том, что вместе со Сбером мы потеряем и контроль над собственной финансовой системой.

Сбер — не просто крупнейший банк России, это кредитное учреждение фактически диктует всему рынку свои условия.

Один игрок не должен быть равен всему государству или всему финансовому рынку. Мы когда-то жили в такой парадигме, это привело к плачевным последствиям. Когда у вас вообще нет никакого выбора, рано или поздно банк начинает навязывать то, что он считает нужным, а не даёт то, что нужно именно вам,

— говорит первый замглавы ЦБ России Ольга Скоробогатова.

В ЦБ осознали, какого они «монстра» вырастили. Разногласия между Сбербанком и ЦБ в последние годы фиксировались регулярно, но в настоящее время развернулось беспрецедентное противостояние. Например, вокруг системы быстрых платежей, которую хочет полностью подмять под себя Греф.

«У нас сложилась уникальная ситуация за последнее время, когда фактически один или два игрока владеют всей массой переводов. Вы знаете, что очень часто вам говорят: идите, откройте счёт в “этом” банке, тогда я вам онлайн смогу перевести. У нас нет такого источника финансирования, у нас нет таких возможностей, чтобы мы коротко, понятно, с определённым уровнем защиты, как вы, регулятор, требуете, договорились и создали. Если такие инфраструктурные проекты будут работать для, грубо говоря, 300 банков, а два ключевых игрока там работать не будут, та цель, которую мы хотим достичь, то, что мы с вами хотим сделать в плане конкуренции, не будет иметь никакого смысла», — считает Ольга Скоробогатова.

«Когда рынок монополизируется, то саморегулирование будет условным, в интерпретации монополистов рынка. Они будут вместе с регулятором под “соусом” саморегулирования навязывать рынку то, что выгодно ограниченному кругу участников и невыгодно остальным участникам. Саморегулирование в сегодняшней интерпретации, боюсь, очень быстро скатится к советскому профсоюзу, когда от имени трудящихся будут так саморегулировать рынок, что никуда не денешься, и он будет всё дальше и дальше схлопываться. ЦБ зреет-зреет, а потом что-то выплёскивает. Он же варится в своём соку, иногда только дозированно до тебя что-то доводя», — это мнение главы Ассоциации российских банков Гарегина Тосуняна.

Таким образом, ЦБ сам во многом виновен в произошедшем. Российская экономика в кризисе, но не Сбербанк. Фактическая олигополизация рынка, когда топ-5 контролирует более 70% всех денежных потоков в стране, ведёт не к развитию, а к жёсткому диктату банковского олигархата.

«Фактически ЦБ убил кредит в нашей экономике, обессмыслив тем самым работу банковской системы. Ведь главный смысл банковской системы — трансформация сбережений в инвестиции. Доля инвестиционных кредитов сегодня не превышает 7%, они практически перестали кредитовать инвестиции. Более того, сверхприбыли, которые имеют банки, особенно государственные, имеют своим источником попросту изъятие денег из оборотных средств предприятий через завышенные процентные ставки и из карманов населения через завышенные по ставкам потребительские кредиты. Банковская система работает в минус экономическому росту, тормозит экономическое развитие, в цифрах это выглядит так: примерно 14 трлн руб. было изъято за последние четыре года из реального сектора и перераспределено через банковский сектор обратно в ЦБ», — говорит академик РАН Сергей Глазьев.

«Доля активов крупнейших банков в банковском секторе увеличивается значительно и очень быстро. Прибыль банков сосредоточена всё более в крупнейших банках. Сбербанк получает примерно половину всей прибыли, которая достаётся банковским организациям, топ-5 дополнительно забирают 90% прибыли, первая двадцатка работает как-то с прибылью, остальные 400 банков находятся скорее в зоне убытков, чем нуля. То есть работает эффект монополизации банковского сектора. Комиссия за перевод денег в топ-5 банков составляет 2%, в топ-250, т. е. в среднем по банковской системе, — 0,05%. В 40 раз больше в тех банках, которые из топ-5», — рассказывает председатель Совета ТПП России по промразвитию и конкурентоспособности экономики Константин Бабкин.

В настоящее время Сбер уже контролирует целые сегменты: создаёт новые маркет-плейсы, которые никак и никем не регулируются; через весьма сомнительные схемы, которые тянут на откровенное рейдерство, захватываются целые предприятия. Идет тотальное усиление «конторы Грефа», которая, как мне кажется, ставит перед собой две цели. Одну, тактическую, — ежегодное увеличение дивидендов — и вторую, стратегическую, — приватизацию в интересах иностранного капитала.

Разберёмся в каждой из них. Если проанализировать документы российского Минфина, понятно, какой объём дивидендов со стороны Сбербанка будет выведен на Запад, конкретно в США и Великобританию, в 2020-м году. Речь идёт о сумме более чем в $3 млрд. Согласно проектировкам Минфина, в следующем году Сбербанк направит на выплату дивидендов 50% чистой прибыли — это следует из пояснительной записки к федеральному бюджету на 2020-2022 годы. В следующем году государство получит от Сбера порядка 217 млрд руб. дивидендов, такая же сумма будет переведена на счета иностранных акционеров. Таким образом, на дивиденды по обыкновенным акциям Сбербанк может направить свыше 434 млрд руб. Следовательно, чтобы выплатить эту сумму, Сбер в текущем году должен заработать свыше 906 млрд руб. чистой прибыли по МСФО, что на 9% больше, чем в 2018-м.

Выплаты будут расти и дальше, ожидает Минфин. Если в 2020-м выплаты составят 217,1 млрд руб., то в 2021 году в бюджет от Сбербанка должно поступить 254,6 млрд руб., а в 2022 году — 282,5 млрд руб.

А теперь самое интересное: кто сегодня реально владеет т. н. «свободными акциями» Сбера.

Резидентам США принадлежит 40% акций, Великобритании — 29,5%. Т. е. почти 70% т. н. «свободных» акций Сбера принадлежит Западу. Известно, что в течение ближайших трёх лет на выплату дивидендов банк намерен направить более триллиона рублей. Сумма более чем внушительная. Особенно, если понимать структуру акционерного капитала и знать, кому в реальности принадлежит «банк Грефа».

Выплаты зарубежным акционерам Сбера в течение ближайших трёх лет будут только расти. В 2020-м британо-американские нерезиденты, контролирующие почти 70% «свободных акций» Сбера, получат $2 млрд 373 млн, в 2021 — уже $2 млрд 778 млн, а в 2022-м — вообще за $3 млрд. Итого британо-американский синдикат с нашей помощью станет богаче в ближайшую трёхлетку на $8 млрд 235 млн или 527 млрд рублей.

Цифры впечатляют, но это тактический вопрос. Стратегическая же задача Грефа и тех, кто за ним стоит, — окончательная приватизация Сбербанка.

«Конкуренция обостряется в банковском секторе не только ценовая (кто выше ставки предложит по вкладам или ниже по кредитам), она носит уже технологический характер: кто предложит более технологичный, интересный, удобный продукт. Не все банки могут себе это позволить, потому что нужно инвестировать деньги. Поэтому для того, чтобы сохранялась конкурентная среда, чтобы было больше игроков на рынке, банков, не банков, мы должны инвестировать в это что-то своё и предлагать на доступных условиях пользоваться этими инфраструктурными возможностями. Иначе будет развиваться рыночная олигополия, банковская либо экосистемы олигопольные, которые станут монопольными системами. А если ещё в рамках программы приватизации мы их все приватизируем, это будет вообще беда. Потому что частная монополия ничуть не лучше государственной, а может, и хуже», — говорит первый зампредседателя Банка России Дмитрий Тулин.

На мой взгляд, частная монополия значительно хуже государственной. Особенно когда речь идёт о контроле над денежными потоками, которые, в свою очередь, позволяют контролировать жизнь целой страны. Сейчас мы наблюдаем настоящую «бульдожью схватку под ковром», группы влияния сцепились не на жизнь, а на смерть. Победит ли здравый смысл, когда во главе угла встанут интересы государства, а не узкой группы влиятельных лиц, покажут события ближайшего времени. Но надо отдавать себе отчёт: приватизация Сбербанка — это приватизация всей России. Думаю, вам, как и мне, очень не хотелось бы оказаться под «колпаком Грефа» и его западных кураторов.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector