Кто купил банк траст
Invest82.ru

Институт финансов

Кто купил банк траст

Зачем “Траст” идет в лес?

Все ждали, когда «Траст» станет полноценным банком проблемных активов и присоединив «Автоваз» и «Рост банк», начнёт конструктивную работу с проблемными портфелями.

Но после объединения портфелей пошел шквал заявлений в правоохранительные органы. Менеджеры госбанка используют силовиков «в темную», предоставляя недостоверную информацию для достижения собственных корыстных целей, пытаясь с помощью уголовных дел получить контроль над предприятиями-заёмщиками.

Возьмём для примера одну историю. С 2007 по 2017 год «Промсвязьбанк» выделял кредиты компаниям, входящим в «Русскую лесную группу», для строительства заводов, приобретения техники и стабильной работы предприятий. Все основные кредиты были выданы до 2012 года. В дальнейшем это были кредиты на оборотное финансирование или реструктуризацию.

К 2012 году задолженность «РЛГ» перед банком составила 800 млн долларов, предприятия находились на грани банкротства и полной остановки. Заводы «ТСЛК» и «ЛДК Игирма» так и не были достроены. Для оплаты процентов по старым кредитам, как говорилось ранее, выдавались новые, и в результате задолженность предприятий увеличивалась с геометрической прогрессией. В этот период руководством банка было принято решение войти в прямое управление активами «РЛГ».

Сложившаяся ситуация – «заслуга» руководителей «РЛГ» в 2007-2012 гг. В этот период в руководстве компании сменилось 6-7 команд, и каждую из них возглавляли по большей части некомпетентные люди из всех возможных отраслей, но главное, не имевшие никакого опыта работы непосредственно в лесной отрасли.

Они брали кредиты, которые изначально невозможно было обеспечить, и практически развалили бизнес.

В 2012 году акционеры «Промсвязьбанка» обратились за консультацией по столь важному вопросу к своему давнему знакомому Тимофею Кургину, имеющему солидный опыт в разрешении самых сложных ситуаций. Тот сразу указал на главную проблему – отсутствие профессиональной команды подконтрольной банку. Банк совет принял, и подобрал менеджеров – выходцев из отрасли.

А Кургин обеспечил консолидацию лесных активов банка и безопасную работу в непростом Сибирском регионе. Впоследствии для взаимодействия с отраслевыми игроками, конкурентами и гос.органами им была создана Национальная ассоциация лесопромышленников «Русский лес» – куда помимо «РЛГ» вошли крупные лесозаготовительные, перерабатывающие и логистические предприятия со всей России.

Несмотря на гигантскую кредитную нагрузку, новая команда сумела вывести предприятия из кризиса и обеспечить их дальнейшую стабильную работу, достроили, а по факту практически построили с нуля, и запустили заводы «ТСЛК» и «ЛДК Игирма», а также были заключены дополнительные соглашения к кредитным договорам о продлении сроков уплаты по ним. Исходя из оценок независимых отраслевых экспертов, созданная команда стала одной из наиболее эффективных в лесной индустрии.

В результате предпринятых действий и мер, удалось снизить сумму кредиторской задолженности до 550 млн. долларов и начать ежегодно выплачивать проценты в размере более 1 млрд. руб. (до 2013 года проценты ни разу не выплачивались). Впервые с 2013 по 2017 активы начали стабильно обслуживать огромные кредиты, оставленные «в наследство» предыдущими управленцами.

Однако после санации «Промсвязьбанка» его временная администрация приостановила работу с «РЛГ» и отказала в дальнейшем финансировании. В числе других проблемных активов «Промсвязьбанка» портфель задолженности «Русской лесной группы» перешёл в банк «Траст», на базе которого ЦБ создал Банк непрофильных активов (БНА).

В результате объективно бездарной работы, полнейшей некомпетентности и неэффективности руководства и менеджеров, которые никому не подотчетны и никем не проверяются (на что отдельно нужно обратить внимание генеральной прокуратуре, счетной палате, ФСБ и другим силовым структурам), большинство активов оказались безвозвратно потеряны, лишившись ликвидности.

На фоне стабильной работы “РЛГ” в последние годы и заявлений руководителя «Траста» Александра Соколова о том, что он не будет останавливать предприятия, действия БНА кажутся абсолютно нелогичными и ничем не обоснованными.

Ранее «Траст» уже с «успехом» справился с множеством непрофильных активов из «ФК Открытие» и «Бинбанка».

Из этого вытекает вопрос: зачем банкротить предприятия, которые обеспечивают работой тысячи людей, а жизнедеятельность целых населенных пунктов зависит от успешной работы данных предприятий, которые помимо прочего выполняют социальные обязательства, несмотря на все сложности современных реалий лесной отрасли.

Очевидно, что руководство «Траста» не считает нужным вести переговоры с теми, кто последние несколько лет прикладывает максимум усилий по поддержанию предприятий лесной отрасли в рабочем состоянии. Зато у менеджеров «Траста» отлично получается банкротить вполне успешные производственные предприятия, избавляться от них, как от «токсичных активов», реализуя по остаточной стоимости «заинтересованным лицам».

В распоряжении редакции находятся заявления в правоохранительные органы, написанные руководством «Траст», суть которых не имеет ничего общего с реальностью.

Сев на потоки и считая деньги и активы государственных банков собственными, менеджеры госбанка не пытаются разобраться в сути.

Пишут ложные сведения, явно искажая факты.

Санацию банков полностью провалили, а теперь судорожно пытаются найти крайних на стороне, потратив триллионы рублей государственных денег.

oleglurie_new

Новый блог Олега Лурье.

Санкции в отношении российских банков, блокировка россиянам карт «Виза» и «Мастер кард», давление на российские финансовые структуры, отказ в визах, угрозы блокировки счетов и прочие маленькие радости от США и Евросоюза. Эти ребята никак не могут простить России заявления о нелегитимности киевской власти и желание крымчан войти в состав РФ. Но при этом весьма аккуратно и выборочно осуществляют свои санкции. Чтобы, ни дай Бог, не пострадал кто-нибудь социально близкий, кто дружит с той же революционной Украиной и особо не напрягается по поводу России.

Есть такая удивительная финансовая структура под говорящим названием Национальный банк «Траст». Бывают национальное достоинство, национальное достояние (я не о «Газпроме»), а вот национальный банк «Траст» – это, пожалуй, совсем эксклюзив. Но весьма и весьма странный эксклюзив. Если вы заметили, лицо «Национального банка «Траст» ни кто иной, как «крепкий орешек» Брюс Уиллис, получающий от банка миллионы долларов за участие в рекламной кампании. Но это лишь далекий намек.

Давайте взглянем на некоторые загадочные обстоятельства сегодняшнего дня, а потом вспомним о днях минувших.

Итак, в декабре 2013 года президент Путин заявил о том, что российские компании с иностранной юрисдикцией будут лишены государственной поддержки, включая кредиты от Внешэкономбанка. Президент потребовал от компаний, зарегистрированных в офшорах, платить налоги по российским схемам. По его словам, зарегистрированным за рубежом компаниям также должен быть закрыт доступ к исполнению государственных контрактов и контрактов структур с госучастием. «Хочешь пользоваться льготами, господдержкой и получать прибыль, работая в России, регистрируйся в российской юрисдикции», — подчеркнул Путин.

Многие олигархи тут же начали перемещение своих структур из излюбленных ими оффшоров в не очень ласковую российскую землю. Однако, некоторые на требование президента, мягко говоря, забили, понимая, что им есть, кем и чем прикрыться в случае чего.

Так Национальный банк «Траст» везде старательно сообщает, что он принадлежит трем российским банкирам – Илье Юрову, Николаю Фетисову и Сергею Беляеву. Причем, даже доли в процентах расписывает. Проверяем, и тут выясняется пикантная деталь о том, что принадлежность банка «Траст» трем вышеозначенным персонажам несколько упрощена.

На самом деле Национальный банк «Траст» на сто процентов принадлежит (внимание!) кипрским оффшорным компаниям. Что называется, большой привет президенту Путину. А уж потом, часть акций этих компаний принадлежит Юрову, Фетисову и Беляеву.

Не верите, что крупная российская финансовая структура, где держат деньги тысячи россиян, является собственностью оффшоров? Смотрите сами:

Основным акционером банка в настоящий момент является ЗАО «УК ТРАСТ» (Россия) — 98,27 %, на 68,65 % принадлежащая кипрскому оффшору ТIB Holdings Ltd (основные владельцы TIB Hodings — Илья Юров- 31,71 %, Сергей Беляев и Николай Фетисов- по 21,14 %).

Еще по 6,40% УК ЗАО «УК «ТРАСТ» принадлежит Neaspal Investments Limited (Сергею Беляеву принадлежит 40% УК Neaspal Investments Limited) и Winsala Investments Limited ( Николаю Фетисову принадлежит 40% УК Winsala Investments Limited). И 9,60% УК ЗАО « УК ТРАСТ » принадлежит Zaploma Investments Limited ( Илье Юрову принадлежит 40% УК Zaploma Investments Limited).

Вот схема, показывающая, кому и каким образом принадлежат 100 процентов Национального банка «Траст». Из неё достаточно ясно то, что к Российской Федерации «национальный» банк не имеет никакого отношения. За исключением разве, что фамилий владельцев оффшоров.

И в качестве приятного дополнения. Самый, что ни на есть, «национальный» банк «Траст», оказывается, в 2007 году продал 8,92 % себя, любимого, американскому банку «Merrill Lynch». Инвестиционный банк Merrill Lynch – один из ведущих мировых трейдеров с оборотами в миллиарды долларов. Отношение американцев из «Merrill Lynch» к России можно понять по их мнению в недавнем отчете “Учитывая развитие событий на Украине, ЕС может задуматься о диверсификации поставок углеводородов, чтобы снизить зависимость от российского газа». Вот такие партнеры в США у оффшорно-национального банка «Траст», позиционирующего себя, как «российская финансовая структура».

Но и это еще далеко не всё. Национальный банк «Траст» , как выяснилось, весьма неплохо чувствует себя и на Украине. А при новой самопровозглашённой власти здоровье банка улучшается не по дням, а по часам.

Итак, украинский ПАО Банк «Траст» представлен в 13 регионах Украины . Владельцы банка те же, но, разумеется, опять-таки через оффшорные структуры.

По информации председателя Правления ПАО Банк «Траст» Н. Голубь, после политических событий на Украине, «банк продолжает работать в обычном режиме – привлекает депозиты и наращивает кредитный портфель. Февраль мы закончили с прибылью (. )». Особо интересно то, что в период захвата власти в Киеве банк «Траст» «вдруг» запланировал открытие восьми новых отделений в разных регионах Украины, причем два из них, в Кривом Роге и Николаеве, должны заработать уже до конца текущего месяца. Похоже, что после победы евромайдана банк «Траст» по настоящему расправил плечи на Украине.

Читать еще:  Как заплатить штраф ГИБДД через Сбербанк: способы оплаты

И теперь отчасти становится понято, почему никогда никакие санкции в отношении России не будут применены, скажем, к оффшорно-американско-украинскому «Национальному банку «Траст».


Нынешний владелец “Траста” Илья Юров
с бывшим владельцем Платоном Лебедевым

Продолжение следует. И там будут не менее интересные факты из прошлых лет банка «Траст». А эта контора с очень удивительной историей.

«Московское кольцо» сжимается. Дыра в банке «Траст» увеличилась на 200 млрд рублей

Лента новостей

Все новости »

Банковский сектор снова лихорадит. В четверг произошло несколько событий, которые могут негативно сказаться на всей системе в целом. Если рухнет хоть один из банков, входящих в «кольцо», то он потянет за собой все остальные

Фото: Сергей Савостьянов/ТАСС –>

Российскую банковскую систему снова трясет. 7 сентября произошли сразу несколько важных событий в жизни крупных российских кредитных организаций. Днем стало известно, что дыра в банке «Траст» увеличилась больше, чем на 200 млрд. Пришли новости по поводу Бинбанка — он продает один из своих самых ценных активов.

Наконец, Эльвира Набиуллина в интервью Bloomberg TV заявила, что санация банка «Открытие» может быть не последней, и на этом трехлетнее оздоровление банковского сектора может быть не закончено. Правда, глава ЦБ оговорилась, что ситуация с «Открытием» — это частный случай, не связанный в целом с проблемами банковского сектора.

Эльвира Набиуллина председатель Центрального банка РФ «Причины, которые привели к этой ситуации, не связаны с общими проблемами банковского сектора, а связаны с бизнес-стратегией банка «Открытие». Банк достаточно агрессивно рос, покупал разного рода активы и где-то переоценил свои возможности. Есть опасения, связанные с большой долей государственного сектора. Случай с «Открытием», когда «Открытие» из частного банка превращается в банк с участием Центробанка, по сути дела, в госбанк, мы рассматриваем как временную ситуацию. Наша задача — капитализировать этот банк, выработать понятную, прозрачную бизнес-модель, сделать его привлекательным для инвесторов и выводить его на рынок».

Кроме того, Эльвира Набиуллина предварительно оценила дыру в «Открытии» — 250-400 млрд рублей. Ранее эксперты оценивали кассовый разрыв в банке в триллион рублей. На прошлой неделе ЦБ объявил о санации «Открытия», который является одним из самых крупных частных банков страны. «Открытие», в свою очередь, сам является санатором, уже почти три года он оздоравливает банк «Траст».

На санацию он некогда получил от ЦБ 127 млрд рублей, а сегодня выяснилось, что дыра в «Трасте» составляет более 300 млрд рублей. Причем еще в августе она составляла немногим более 100 млрд. То есть буквально за месяц из банка ушло более 200 млрд.
Стоит отметить, что именно в августе о проблемах «Открытия» заговорили публично. Прокомментировать то, что произошло с «Трастом», Business FM попросили начальника аналитического управления банка БКФ Максима Осадчего.

Максим Осадчий начальник аналитического управления Банка корпоративного финансирования «По существу происходил такой вот кардинальный вывод активов из этого банка. Не знаю, на что там смотрел Центробанк, который направил на санацию банка «Траст» 127 млрд рублей, и вот мы видели, что, в частности, этими деньгами затыкались дыры в «Открытии». Мы видели, что банк «Траст» покупал и акции «Открытия» для поддержания котировок, и банк «Траст» покупал активно облигации «Открытия». Так что речь идет о десятках миллиардов рублей, то есть происходило, мягко говоря, раздербанивание банка «Траст». И, что удивительно, пока я не слышал, чтобы кто-то из «Открытия» хотя бы будет допрошен, не говоря о том, что арестован. Это удивительная ситуация. Я не вижу, нет слухов о том, что кто-то сбежал за границу, нет, все хорошо. 317 млрд рублей — это отрицательное значение капитала на 1 сентября. Сопоставим этот размер с размерами актива на 1 июля, просто на более позднюю дату нет информации, приблизительно 440 млрд рублей были активы у «Траста». Ну, вот представьте себе, образовалась дыра такого колоссального размера».

Ранее зампред ЦБ Василий Поздышев, говоря о причинах того, что произошло с «Открытием» назвал не совсем удачную санацию банка «Траст». Банки «Открытие», Бинбанк, Московский кредитный банк и Промсвязьбанк с недавних пор называют «Московским кольцом», так как эти кредитные организации тесно связаны между собой.

Кроме того, в кругу аналитиков и менеджеров имеет хождение аббревиатура БОМП — по первым буквам названий банков. И вот еще сообщение об одном из них: Бинбанк обсуждает продажу Агентству по ипотечному и жилищному кредитованию своего ипотечного портфеля на 10 млрд рублей. Эксперты отмечают, что это один из самых качественных активов банка и, вероятно, у него есть веские причины для продажи.

Александр Сараев директор по банковским рейтингам агентства «Эксперт РА» «Портфель Бинбанка составляет около 11 млрд рублей по данным последней его отчетности. Речь идет о продаже 10 млрд, но, насколько я понимаю, здесь как раз речь идет о том, что сумма, которую получит Бинбанк от АИЖК, составит 10 млрд рублей. И покупаться будет действительно весь ипотечный портфель Бинбанка, дисконт по сделке составит порядка 1 млрд. Для чего это делается? В текущей ситуации, с нашей точки зрения, ключевым моментом является нервозность на рынке в отношении частных банков и возможные проблемы, которые у них могут произойти в связи с оттоком клиентских средств. Понятно, что Бинбанк — один из крупнейших частных банков, но негативная информация вокруг него достаточно с высокой периодичностью всплывает, поэтому вот эта ликвидность, которую они могут быстро привлечь за счет своего ипотечного портфеля, она, безусловно, на какое-то время ситуацию в них разрешит. Хотя продавать ипотечный портфель достаточно неразумно, если речь не идет о том, чтобы быстро получить ликвидность, потому что это качественный актив и за счет него можно увеличить свои процентные доходы. Сейчас ставки по ипотеке очень сильно упали, а, тот портфель, который они продают, он выдавался несколько лет назад, когда ставки были значительно выше. И поэтому такой актив гораздо выгоднее держать на балансе».

Что касается еще одного банка из так называемого «Московского кольца», то в четверг «Ведомости» опубликовали интервью с совладельцем Промсвязьбанка Дмитрием Ананьевым.
Он заявил, что такое понятие как «Московское кольцо» он не понимает, его нет. Но добавил, что до середины сентября Промсвязьбанк закроет сделки с МКБ, чтобы прекратить толкования взаимосвязи между банками.

По мнению аналитиков, «Московское кольцо» опасно тем, что если рухнет хоть один из банков, то он потянет за собой все остальные. Учитывая, что речь идет об очень крупных организациях, это может быть сильнейшим ударом по российскому финансовому сектору.

Кто купил банк траст

31 декабря 2019

Банк «Траст» в 2020—2021 годах планирует продать часть полученных сельхозактивов, об этом «Интерфаксу» рассказал первый заместитель президента — председателя правления, главный исполнительный директор банка Михаил Хабаров. По его словам, общая балансовая стоимость сельхозпредприятий, которые «Траст» получил в ходе создания на его базе банка непрофильных активов, составляет примерно 100 млрд руб. Их реальную стоимость еще предстоит оценить, добавил он.

В частности, речь идет о продаже птицеводческих активов, уточнил Хабаров. Он также отметил, что у «Траста» есть активы в управлении и в стадии взыскания, в операционной деятельности которых банк не участвует. «Активы в стадии банкротства мы можем реализовать на рынке, а можем забрать себе на баланс. Если цена, которую предлагает рынок, недостаточно интересна, мы ставим активы на баланс, наводим в них порядок и потом продаем по выгодной для нас цене», — цитирует топ-менеджера «Интерфакс». При этом «Траст» готов инвестировать в предприятия, например, в растениеводческий холдинг «РостАгро» в 2019 году, по словам Хабарова, было вложено 1,7 млрд руб. Однако для долгосрочных инвестиций банку нужен стратегический партнер. «Мы готовы инвестировать вместе со стратегом в той или иной отрасли. Это одна из задач на 2020 год», — сказал он. Среди самых крупных активов, которые контролирует банк, — птицеводческие холдинги « Здоровая ферма » (100%), «Русское зерно» (69%) и «РостАгро» (100%).

Дочерняя структура банка — «Траст птицеводческий холдинг» – стала владельцем «Здоровой фермы» в конце декабря 2018 года. Прежним собственником «Здоровой фермы» и ее структур был экс-совладелец и бывший глава Бинбанка Микаил Шишханов. Он получил контроль над активами в июне 2018-го, до этого с осени 2016 года холдинг принадлежал Владимиру Акаеву, которого считают давним соратником Шишханова: в 2009—2011 годах он занимал должность советника президента Бинбанка. Он же был членом совета директоров девелоперской компании «Интеко» – до сентября 2017-го она входила в группу «Сафмар» (ранее она называлась «Бин»). Совладельцами последней были Шишханов и семья Гуцериевых.

Доля в холдинге «Русское зерно», на который приходилась половина рынка мяса птицы в Башкирии, перешла к «Трасту» в марте этого года. Собственником компании также считался Шишханов. Холдинг «РостАгро», контролировавший 377 тыс. га в Саратовской, Пензенской и Воронежской областях, тоже связывали с группой «Бин». Он перешел под контроль «Траста» летом 2018 года.

Читать еще:  Что такое иик банка

Кроме того, банк является одним из крупнейших кредиторов белгородского и ростовского подразделений «Белой птицы». Задолженность компаний перед «Трастом» составляет 26 млрд руб., уточнил Хабаров. Долг курского предприятия холдинга выкупила группа « Черкизово ». Сейчас « Белая птица – Белгород» находится в стадии банкротства, « Белая птица – Ростов» – на консервации, пояснил Хабаров. По его словам, сейчас банк обсуждает с « Черкизово », как структурировать сделку по разделению долгов компаний. После этого «Траст» будет решать — продавать активы или присоединить их к своему птицеводческому холдингу. При этом задача банка — так подготовить объект, чтобы он был интересен покупателям, подчеркнул Хабаров.

По оценке топ-менеджера, в 2019 году интерес к птицеводческим активам вырос. «Почти все стратегические инвесторы, которые работают на российском рынке, их порядка пяти, пришли к нам с вопросом, что мы будем делать с активами. Предварительные переговоры о продаже есть со всеми», — сказал он.

Рынок ждал выхода «Траста» из агроактивов, в частности, передела земельного банка «РостАгро» в 2019 году, однако они не выставлялись на продажу. «Крупных сделок в агросекторе мало, а те, которые есть, даже сложно назвать именно слияниями и поглощениями, — признает директор департамента корпоративных финансов инвесткомпании « Атон » Иван Николаев. — Но это неудивительно: у агрокомпаний два источника выручки — внешний рынок, попасть на который могут далеко не все, и внутренний, на котором все довольно уныло, поскольку доходы населения и спрос не растут». И хотя у бизнеса есть деньги, к тому же можно взять дешевый кредит, но встает вопрос — как зарабатывать дальше и развивать купленный актив. Инвестиции имеют смысл, только когда они приносят больше, чем стоят: нужна либо высокая операционная эффективность, либо специальная ситуация, связанная с ростом вашей инвестиции или оптимизацией. Однако про рост в ближайшее время можно забыть, поскольку он упирается в беднеющего потребителя, с оптимизацией тоже сложно: хорошие активы не продаются, а если и продаются, то дорого стоят, что ограничивает доходность, а плохие на падающем рынке можно пытаться оптимизировать очень долго, но безуспешно, рассказал Николаев « Агроинвестору ».

На фоне сохранения сложной макроэкономической ситуации аналитики справедливо ожидали, что в 2019 году сильные игроки будут покупать слабых, но практика оказалась другой: слабые активы уходят не покупателям, готовым сразу подхватить операционную деятельность, а кредиторам, обращает внимание директор департамента стратегического маркетинга компании «Евроэксперт» Евгения Шалихманова. «Кредиторы же не принимают никаких решений месяцами и даже годами, блокируя потенциальную возможность развития предприятий, — сетует она. — Разумеется, банкам приходится непросто: продать предприятия со всеми долгами, как правило, невозможно, а продажу по более низкой цене сложно объяснить своим собственным акционерам».

Из-за макроэкономической нестабильности (не только в России, но и во всем мире) объективно сложно принять решение — нужно ли выделить деньги на развитие актива, чтобы затем продать его дороже, или лучше продать немедленно практически по любой цене. Тем временем предприятия, оказавшиеся в неблагоприятной ситуации, оказываются в подвешенном состоянии, их мощности устаревают, они теряют наиболее компетентную часть команды, расстраиваются их связи с поставщиками и каналами сбыта, перечисляет она. «Поэтому вала сделок, которого можно было бы ожидать, не происходит — реально продаются не самые слабые активы, а такие, которые еще в состоянии обслуживать собственные долги и тем более вести нормальную операционную деятельность. Разумеется, стоимость таких предприятий не может быть бросовой», — говорит Шалихманова.

Как банк Траст разводит людей на деньги

Вроде бы обычное гражданское дело, ничего удивительного, но написать пост об этом меня подвигла вопиющая наглость и беспринципность банка, по высасыванию задолженности из пальца, и полная пассивность, со стороны граждан, и не желанием что то делать даже для собственного блага.

В октябре 2017 года, Ольге Алексеевне из поселка Камчуга Тотемского Района, по почте пришел судебный приказ, о взыскании с нее 17 тысяч рублей просроченной задолженности, со стороны банка Траст. Недоумению не было предела. Откуда? как? почему?. А так как судебный приказ не содержал никакой конкретики, то первым выводом, была ошибка банка. На судебный приказ были написаны возражения, и он был отменен.
Однако оказалось что это не ошибка. И в мае 2018 года, банк Траст, уже подал настоящее исковое заявление мировому судье, на взыскание задолженности. Тут мы посмотрели документы, и удивились еще больше. Банк настаивал на задолженности, о которой Ольга Алексеевна, и знать не знала, и даже с трудом вспомнила, что да, общалась она с данным банком, но как так, вдруг ни с чего задолженность?
А дело было так. 04 мая 2012 года Ольга Алексеевна решила купить в кредит ноутбук в Тотьме, в магазине Компьютерный Рай. И этот кредит, как раз был выдан банком Траст. Заключен кредитный договор, подписан график платежей. Все денежные средства по данному кредитному договору были выплачены в 2012 году. Казалось бы вопрос закрыт? А на самом деле нет. К кредитному договору ей была подана продавцом в руки пластиковая карта данного банка, с формулировкой мол, пригодиться, мало ли что. Но карта не пригодилась. В 2012 году в Тотемском районе, ее просто негде было использовать. Не было терминалов, или банкоматов. И в 2014 году, по телефонному звонку в банк была закрыта. Ни каких вопросов на тот момент не возникло.
И вот оказалось что в 2017 году, они возникли, причем сразу в судебном порядке.

Оказалось что на самом деле, задолженность составляет более 345 тысяч рублей, а взыскивают они только 17400, это якобы просроченная задолженность.
То есть с самого начала понятен механизм развода. Пощупать человека на прочность. Если не отменит судебный приказ, и заплатит сумму процентов, то автоматически он будет виноват, и вот уж тогда мы с него взыщем все в полном объеме.
Однако самый главный вопрос, откуда задолженность оставался открытым. Была приложена распечатка о движениях средств по счету аж на 25 листах, но она не отвечала на вопросы.

Всю ее здесь не привожу, так как она занимает 25 листов, и все цифры и счета там однообразны. Самый интересный момент как всегда в конце. Исходящее сальдо равно нулю. То есть все операции покупок, перекрываются взносами, и задолженности нет. К тому же в данном движении приведены только непонятные внутренние банковские номера счетов, по которым не проверить реальность операции, где конкретно тратились деньги на покупки, или снимались наличные?

Также очень удивила пассивность банка. Из документов следует, что задолженность образовалась в 2014 году, и банк не предпринимает ни каких действий по ее взыскиванию. Не отправляет заказных писем, или СМС на ее номер телефона. Ни чего этого не было. Вместо этого банк 4 года втихаря накручивал проценты на проценты, увеличивая задолженность, и когда уже достаточно накопилось, просто подает в суд на взыскание. Ловкость рук, и никакого мошенничества.
С данной позицией мы не могли согласиться, поэтому отправили в банк официальный запрос.

На которые получили странные ответы.

Одни ответы противоречат другим. Например что в случае несогласия, вы могли не активировать данную карту, но она была автоматически активирована при заключении договора 04.05.2012. То есть отказаться от ее активации было невозможно.
Соответственно выписка не была предоставлена. Информация о том закрыта карта или нет тоже. Обращайтесь непосредственно в банк Траст, там все получите. При этом дело происходит в Тотемском районе, и даже в Вологде нет отделения данного банка. То есть получить информацию, надо ехать либо в Москву, либо в Санкт-Петербург. Очень удобная позиция. Узнавайте все сами, но мы создадим вам максимальные неудобства.
После этого мной был подготовлен отзыв, и начались разбирательства.

Согласитесь, очень удобная позиция. Нарисовать на бумаге задолженность в 2014 году, считать четыре года по ней задолженность, начислять проценты, не уведомляя об этом должника, а потом пытаться взыскать все в судебном порядке. Опять же взыскать хитростью, сначала маленькую сумму, что бы зафиксировать факт установления задолженности, и не платить большую гос.пошлину, а затем после удачных действий, и всю сумму.
Суд, повторно запросил данные, изложенные в моем запросе, но банком данный судебный запрос был проигнорирован. В итоге рассмотрев дело, судья отказала банку в удовлетворении его требований.

Уже после суда, я спросил у судьи, много ли данных дел связанных с банком Траст. Она сказала, что данный банк просто завалил суд, исками о взыскании задолженности. По данным сайта судебного участка №56 я насчитал аж 195 дел, на выдачу судебных приказов на взыскание задолженности. То есть дело поставлено на поток. По ходу, кредитов брало очень много людей, и очень много кому была выдана данная карта, а потом под любым предлогом банк делает на ней задолженность, и считает астрономические проценты не уведомляя об этом непосредственно заемщика.
Самое главное, что пришли в суд и стали защищаться, и бороться только мы одни. Остальные граждане просто игнорируют решения судов. И тут уже в ступор впал я. Неужели гражданам настолько наплевать на себя, что им проще всю жизнь платить, или ходить в должниках, без официального трудоустройства, или возможности выехать за границу, но нет времени, или желания защитить себя? Ведь после вступления в силу решений, отменить их будет уже невозможно. Пропущенный срок суды восстанавливают крайне неохотно. А страдать, и лишать себя благ, из за судебного решения, потом придется очень долго.
Ведь здесь явно видно мутность, и нечистоплотность банка, ни каких документов, или пояснений они не предоставляют, в самом деле много не стыковок, а значит большие шансы на выигрыш дела. Но нет. Граждане игнорируют эти факты. Или не доверяют банкам, и нашей судебной системе, считают это пустой тратой времени, и выиграть дело у банка невозможно.
И то и другое печально.

Читать еще:  Банк Москвы: бесплатный телефон горячей линии

Время всегда работает против кредитора – глава банка “Траст”

– Главным исполнительным директором “Траста” станет Михаил Хабаров. Почему, как и кем было принято это кадровое решение?

– Михаил – профессионал с хорошим опытом управления проблемными активами. Он умеет работать с активами, которые находятся в сложной ситуации, требуют реструктуризации, альтернативного финансового решения. Поэтому мы его пригласили в свою команду. Я долго занимался этим вопросом, искал руководителя на позицию главы бизнес-блока, рад, что Михаила предложение заинтересовало. Я представил кандидатуру Хабарова наблюдательному совету банка, он ее одобрил. Сейчас он занимает позицию главного исполнительного директора, после согласования в ЦБ Михаил станет первым заместителем председателя правления – главным исполнительным директором банка “Траст”.

– Были еще кандидаты на эту позицию?

– Да, было несколько кандидатов. Но не много.

– Из сферы управления активами?

– Из нашей профессиональной области.

– Какие функции останутся за вами, какие полномочия перейдут Михаилу Хабарову?

– У меня, как у председателя правления, полномочия не меняются – это полная ответственность за банк. Михаил будет курировать бизнес-блок, в частности, работу по взысканию, реструктуризации и управлению активами.

– Будете еще специалистов нанимать? Будете ли расширять состав правления, сейчас в него всего четыре человека входят.

– Продолжим усиливать команду топ-менеджмента. Правление банка непрофильных активов по целевой модели должно состоять из семи-восьми человек.

– Почему некоторые топ-менеджеры “Траста”, и вы в том числе, продолжают занимать также должности в “Открытии”?

– Я не только являюсь главой банка “Траст”, но еще руковожу первым блоком банка “Открытие”, вхожу в набсовет ВТБ, возглавляю советы директоров “Объединенной вагоностроительной корпорации” и “Интеко”. Вас это не смущает?

– Не смущает, одно дело – выполнять менеджерские функции, другое – входить в совет директоров.

– В “Открытии” я не член правления, как раз совмещать участие в двух органах управления одновременно нельзя. И председатель совета директоров – это очень даже менеджерские функции.

– Давайте об активах банка “Траст” поговорим, как они сформированы? Будет ли происходить сближение этих показателей в отчетностях по РСБУ и по МСФО?

– Есть балансовая стоимость активов – это те самые 2 трлн рублей, которые отражены в отчетности. Есть справедливая стоимость активов по МСФО и РСБУ. Отчетность банка “Траст” сейчас полностью отражает реальность ситуации в организации. Мы завершили переоценку абсолютно всех активов. Результат есть в отчетности. Почему справедливая стоимость активов по МСФО отличается от справедливой стоимости по РСБУ? Это нюансы российского и международного учетов. Сближение стандартов происходит, однако нюансы еще сохраняются, но сейчас разница составляет всего 10-15%.

– В результате в каких сферах “Траст” управляет активами?

– Отраслей много. Это строительство, производство стройматериалов, сельское хозяйство, жилой и коммерческий девелопмент, нефтегазовый сектор. У нас даже автосалон Kia есть на балансе. Спектр широкий, в контуре управления банка непрофильных активов 24 предприятия, где есть акционерный и операционный контроль. Компании с достаточно большой отраслевой дисперсией.

– Почему часть активов осталась на балансе “Открытия”?

– Сбор активов на балансе банка непрофильных активов требует инвестиций Банка России. Мы старались минимизировать объем затрат регулятора на реализацию проекта банка непрофильных активов. Те активы, которые не несли в себе финансового риска, даже если они были непрофильными для “Открытия” или Бинбанка, остались на балансе “Открытия”. Эти активы не угрожают ни капиталу, ни прибыльности.

– ЦБ ожидает возвращения порядка 1 трлн рублей, или 40% от непрофильных активов санируемых через ФКБС банков. Какова recovery rate по “Трасту” (с учетом уже возвращенных активов и планов по возврату 500 млрд рублей в будущем)?

– Мы завершили оценку возвратности тех активов, которые находятся сейчас на балансе банка “Траст”. Цифра утверждена в качестве пятилетней стратегии наблюдательным советом. Объем возврата по нашим активам – сумма, близкая к 500 млрд рублей. Что касается долевого показателя, я не вижу смысла расчета в процентах от активов. Есть абсолютная цифра, которую надо вернуть. В прошлом году мы получили 233 млрд рублей совокупно по балансам всех санируемых банков. Еще почти полтриллиона рублей должны вернуть с баланса “Траста” за пять лет. Плюс какую-то приличную сумму получит “Открытие” от работы со своими непрофильными активами.

– Сколько из 233 млрд рублей было возвращено именно “Трастом”?

– Порядка 50 млрд рублей по балансу “Траста” пришло.

– Привилегированные акции “Русснефти” остались на балансе “Траста”?

– То есть дивиденды получаете вы и перенаправляете их ЦБ?

– Да, мы в принципе все recovery, которое получаем, за минусом налоговых отчислений и расходов на существование банка непрофильных активов, отправляем в Банк России. В первом квартале досрочно погасили уже 38 млрд рублей долга.

– Будете ли привлекать специализированные организации к взысканию проблемных активов?

– Да, как только получим экономически выгодные для нас предложения, которые повысят уровень возврата по нашим активам. Вряд ли мы будем подобным компаниям что-то продавать. Скорее, нанимать их для помощи в урегулировании проблемной задолженности и в зависимости от полученного результата будем платить им вознаграждение. Продавать актив просто для того, чтобы потом кто-то что-то с него взыскал и получил себе эти деньги, нет, это не наша модель.

– Даже близкие к невозврату активы не будете продавать?

– Если актив невозвратен для нашей команды, поверьте, он невозвратен для всего рынка.

– Пройдут ли в ближайшее время какие-то крупные сделки по возврату активов?

– У нас каждый месяц проходят какие-то сделки, это business as usual. В этом суть нашей работы.

– Сбербанк в середине мая получил в залог активы Rambler Group, ранее заложенные в “Трасте”. Рефинансирован ли долг группы перед “Трастом”?

– Кредит Rambler перед банком “Траст” полностью погашен. Мы получили 100%-ное погашение кредитов и начисленных процентов – все в соответствии с договоренностью.

– На какую сумму был кредит Rambler Group?

– Долг группы составлял 4,5 млрд рублей. Он гасился и обслуживался в течение 2019 года, в мае был погашен окончательно. На момент погашения в мае долг составлял 3,3 млрд рублей.

– “Траст” также является кредитором “ЮТэйра”. Авиакомпания предложила уже несколько вариантов реструктуризации синдицированных кредитов – от списания 80% долга до его пролонгации на 35 лет на льготных условиях. Что-то устроило банк?

– Нас не устроили предложения, будем договариваться дальше.

– Кредиторы тоже предлагают какие-то варианты решения проблемы?

– Мы предлагаем, но пока позиции сблизить не получилось.

– Речь все же идет о реструктуризации задолженности?

– Какие еще варианты рассматриваются?

– Мы рассматриваем все возможные варианты будущего компании.

– Какие именно? Идет ли речь о реализации залогов? Есть ли, кстати, у “Траста” залоги по кредиту “ЮТэйра”?

– Все возможные варианты рассматриваем. Под залогом находятся двигатели, вертолеты, акции.

– Обсуждают ли кредиторы с авиакомпанией такие меры оптимизации, как сдерживание роста парка, операционных расходов?

– Это частности. Мы обсуждаем финансовую модель работы компании в целом.

– Считаете ли вы, что “ЮТэйр” должна продать какие-то активы, чтобы погасить долг. Эти варианты обсуждаются?

– Компания должна гасить долг, используя для этого все возможности. Продажа части активов, безусловно, один из инструментов.

– Какие активы могут быть проданы для погашения долга? Только аэропорты (Сургут и Ноябрьск) и хендлинговая компания UTG или, например, такие существенные активы, как “ЮТэйр-Вертолетные услуги”? Могут быть реализованы эти активы?

– Почему нет? Мы обсуждаем весь спектр возможностей. Не имеет смысла концентрироваться на чем-то одном. В конечном итоге мы совместно решаем две задачи. Первая – чтобы компания рассчиталась с кредиторами или снизила свою долговую нагрузку до нормальных, управляемых значений. Вторая – желательно, чтобы бизнес при этом сохранился.

– Банк планировал номинировать в набсовет авиакомпании своего представителя, главу блока реструктуризации Дмитрия Шавеля. В какой стадии этот процесс?

– Мы номинировали. Его кандидатуру рассмотрит собрание акционеров компании.

– То есть препятствий нет?

– Есть юридическая процедура, мы ее полностью соблюли. Какие могут быть препятствия? Дальше вопрос утверждения.

– Проблемы в каких компаниях, отраслях сейчас банк беспокоят в первую очередь?

– Есть много резонансных ситуаций в разных сферах. У нас экзотический баланс. Объективно много сложных многомиллиардных кейсов, которые требуют очень интенсивного решения, потому что время всегда работает против кредитора.

Ссылка на основную публикацию
×
×
Adblock
detector