Почему нефть дешевеет, а бензин дорожает
Invest82.ru

Институт финансов

Почему нефть дешевеет, а бензин дорожает

vsegda-rabotau › Блог › Нефть дешевеет, а в России топливо дорожает. Почему?

Сподвигли на этот пост жаркие споры о причинах дорожания бензина при падении мировых цен на нефть.Теперь будем разбираться в причинах. Итак, почему дорожает бензин в России?
1. Потому, что падает курс рубля и цена на нефть.
Взгляните на еще один график — это курс доллара США. Не правда ли, кривая напоминает график стоимости топлива? Все просто. Представьте, что вы продаете некий товар как за границу (получая доход в долларах), так и на домашнем рынке за рубли. Рубль упал, и вам становится выгоднее продавать за доллары, а не за рубли. Естественно, вы начинаете продавать больше товара за границу и меньше — внутри страны, потому что вы коммерческая организация, и вы себе не враг.

А теперь представьте, что мировые цены на ваш товар к тому же снижаются. Сейчас так происходит у нефтяников. У топ-менеджеров — обязательства перед сотрудниками, инвестиционные планы, а главное — давление собственников, которые не хотят терять деньги. Поэтому нефтяники продают свой товар за границу, создавая внутри российского рынка дефицит как сырой нефти, так и бензина. А когда какой-то товар в дефиците, он дорожает.”Очень большая часть нефти отправляется на экспорт. На внешний рынок выгоднее экспортировать, поэтому внутренний рынок испытвает дефицит. Это, конечно, влияет и на цены”. Игорь Буцаев, начальник техническо-экономических исследований компании “Гипровостокнефть”.

2. Потому, что государство заинтересовано в высокой выручке нефтяных компаний.
Тройку лидеров нефтяного рынка России составляют “Роснефть”, “Лукойл” и “Газпром нефть”. Первая и третья компании по большей части принадлежат государству. “Лукойл” — частная компания, но при этом является крупным налогоплательщиком. Налоговые поступления от нефтяников — это примерно половина (!) российского бюджета. Экономика страны напрямую зависит от цен на нефть и от благосостояния добывающих и экспортирующих нефть корпораций. Если эти корпорации обеднеют, то не на что станет строить стадионы для Чемпионата мира по футболу, развивать Крым и платить пенсии бабушкам.

3. Потому, что государство повышает налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ) и понижает экспортные пошлины.
Это называется “налоговый маневр”. Стремясь сохранить налоговые поступления от нефтяников в госбюджет, государство повысило НДПИ, но взамен снизило экспортные пошлины. Что создало дополнительный повод для нефтяников продавать свой товар за границу. В результате — смотри пункт первый.

4. Потому, что государство повышает акциз на бензин.
Изначально было понятно, что даже без снижения курса рубля и падения цен на нефть “налоговый маневр” удорожает бензин на внутреннем рынке. Поэтому акциз на готовый бензин планировали снижать. Но потом выяснилось, что у страны нет средств на ремонт дорог, поэтому топливный акциз с 2015 года увеличат на 1 рубль. Это даст дополнительно 60 млрд на починку трасс, в основном в российской глубинке.

Напомним, что параллельно с этими акцизами автомобилисты продолжают платить транспортный налог, который непонятно по какой причине по-прежнему исчисляется из мощности двигателя. Кстати, когда собирались поднимать акциз, транспортный налог хотели отменять, но про это сейчас никто в Госдуме не вспоминает. А что делать, если стране нужны деньги на дороги?

“У нас цена на топливо растет, потому что акцизы и все косвенные налоги увеличиваются. До 10% к новому году снова будет увеличение законодательное по акцизам. Поэтому до 10% прогнозируют и рост цен на бензин”. Игорь Буцаев, начальник техническо-экономических исследований компании “Гипровостокнефть”

Что в итоге?
Итак, повышение топлива складывается из шести основных слагаемых:
-падение мировых цен на нефть,
-снижение курса рубля,
-повышение налога на добычу полезных ископаемых и снижение экспортной пошлины на нефть,
-повышение акцизов на бензин,
-коммерческая ориентированность нефтяных компаний,
-сильная зависимость госбюджета от налоговых поступлений.
Можно считать это большой неудачей, но сейчас в пользу повышения цен на бензин играет слишком много факторов.

Теперь — к опыту Соединенных Штатов. Почему же там бензин дешевеет, пока у нас он дорожает?
1. Потому, что существует реальная конкуренция между американскими нефтяными компаниями, а у экономики США есть другие доходы, кроме нефти.

Все крупнейшие американские компании — ExxonMobil, ConocoPhillips, Chevron и Valero — это частные, а не государственные. Кроме того, американская экономика сильно диверсифицирована — намного лучше, чем в России, развит и промышленный, и сельскохозяйственный сектор, а также сектор услуг.

“Диаметральная разница между Россией и США существует, потому что конкуренции в России нет — она сведена к минимуму. Решение только одно — стимулировать конкуренцию. А возможно ли это — это тема для огромного доклада. А в США цены снижаются, потому что у них есть конкуренция, все просто.” Сергей Ветчинин, PR-советник Ассоциации независимых нефтеперерабатывающих организаций.

2. Потому, что США регулирует цены на внутреннем рынке нерыночными методами.

Собственно говоря, этим занимается и Россия, как и вообще любое другое государство, — в чистом виде капиталистических стран со свободным рыночным регулированием не существует. Американскому правительству выгодны низкие цены на топливо.

Чем ниже цены на бензин, тем дешевле логистика. А значит, дешевле товары и выше спрос на них. Сами рядовые американцы, сэкономив на топливе, радостно понесут свои деньги в торговые сети. Также не стоит списывать со счетов и геополитику: понижение цен на нефть позволяет ослаблять стратегических противников. Например Россию.

“Я думаю, что регулирование цен в Соединенных Штатах поставлено намного серьезнее, чем в России. Вот эти сказки про всемогущие рыночные механизмы они остаются все-таки сказками там, где люди по-настоящему занимаются экономикой. В части электричества я хорошо знаю, что, несмотря на колебания в 15 раз первичных энергоносителей, на нефть, например, 20 лет они держали цены на электричество стабильно с точностью до 15%. Представить себе, что это делается с помощью рыночных механизмов абсолютно невозможно, исключено”. Иван Грачев, председатель комитета по энергетике Госдумы РФ.

Что в итоге?
Повышение цен на топливо в России совершенно не удивляет тех, кто знаком с экономическим устройством страны. Федеральная антимонопольная служба может бесконечно заводить дела против нефтяных корпораций, но цены все равно будут расти, потому как экспорт нефти — это залог существования России как государства.

Почему нефть дешевеет, а бензин дорожает

Произошедший 9 марта обвал на рынках привел к тому, что цена на нефть Brent падала ниже уровня $32 баррель, цена нефти марки WTI — ниже $30. Это произошло из-за новостей о том, что сделка ОПЕК+, ограничивающая добычу нефти, перестанет действовать с 1 апреля. Россия не согласилась с предложением Саудовской Аравии ограничить добычу на дополнительные 1,5 млн барр. в сутки. Сейчас цены на нефть отскочили до $36 за баррель, но, как заявил глава Минэнерго Александр Новак, восстановление котировок нефти займет несколько месяцев.

Тем временем президент США Дональд Трамп в своем Twitter отметил, что сложившаяся ситуация благоприятна для потребителей, поскольку цены на бензин должны снизиться. Российские автомобилисты также понадеялись, что увидят более низкие цены на АЗС и до последнего старались не заправляться. Но зря: ведущие эксперты и аналитики отрасли объяснили, почему топливо в России будет дорожать при любом раскладе.

Снижение цен на бензин в России из-за падения цен на нефть невозможно, поскольку розничные цены на дизельное топливо и бензин практически не привязаны к стоимости нефти, объяснил аналитик ГК «Алор» Алексей Антонов в беседе с Autonews.ru. По его оценке, доля стоимости сырья в цене на топливо в России составляет не более 7%.

«Если мы посмотрим на структуру стоимости одного литра АИ-95 в рознице, то обнаружим, что 3/4 стоимости (порядка 72%) формируют заложенные в нее государственный акциз, НДС и расходы на уплату НДПИ (налога на добычу полезных ископаемых), — рассуждает Антонов. — Вычитаем так же расходы нефтеперерабатывающих заводов (НПЗ) на переработку, транспортировку, логистику, прибыль трейдеров и операторов АЗС. В итоге выходит, что стоимость сырья, в зависимости от текущих котировок, с 2019 года не превышает 7%».

Эксперт предполагает, что текущее падение нефти на мировом рынке теоретически могло бы привести к снижению цен на бензин в пределах 2%. Однако сомневается, что это произойдет. Антонов считает нефтепереработку в России проблемной отраслью, «которая до 2019 года существует за счет многомиллиардных субсидий, а начиная с 2019 года — за счет демпфирующих надбавок».

«Текущие цены на нефть сдерживаются новым механизмом компенсаций со стороны государства и неформальными договоренностями с ним. В итоге участники рынка корректируют оптовые и розничные цены так, чтобы это оказывало минимальное давление на темпы инфляции, — говорит Антонов. — Стоит ли объяснять, что возможность получить дополнительную прибыль в условиях подешевевшей нефти вряд ли будет ими упущена. Но ни о каких сверхприбылях речь не идет. Ведь сама по себе нефть не оказывает существенного влияния на себестоимость литра топлива в опте или тем более рознице».

Эксперт уточняет, что, проходя по цепочке от скважины до пистолета в топливном баке, топливо дорожает не из-за скачущих котировок на мировом рынке, а из-за роста расходов всех участников этой цепочки. «Эти расходы, надо полагать, вырастут в связи с очередным мощнейшим витком девальвации рубля, смягчающей последствия 30-процентного обвала для добывающих компаний», — прогнозирует аналитик.

Текущая ситуация на сырьевом и валютном рынках может сохраниться в течение несколько недель или даже месяцев. Тогда бензин и дизель в рознице не только не подешевеют, но и вырастут в цене на 2–4% еще до начала мая. «Это возможно, если к тому времени Москва и Эр-Рияд не придут к согласию», — говорит Антонов.

По его мнению, государство будет прикладывать все силы, чтобы сдерживать цены на топливо. Наиболее активно это будет происходить в случае с дизелем, поскольку неблагоприятная ситуация на рынке совпала по времени с началом сельскохозяйственного сезона.

«Аграрии рискуют оказаться в очень сложной ситуации, которая уже во второй половине года может вылиться в существенный скачок инфляции: дополнительные расходы на солярку заложат в стоимость сезонных овощей и фруктов уже летом, а осенью поднимут цены на зерновые, масличные и прочие культуры», — уточнил эксперт.

Руководитель аналитического центра Независимого топливного союза Григорий Баженов назвал типичной ситуацию, в которой в нефтедобывающих странах и странах-экспортерах цена на бензин не падает вслед за нефтью. Дело в том, что внутренние цены на бензин субсидирует государство. Так происходит и в России.

«Цены на топливо, которые мы сейчас видим на заправочных станциях, субсидируются. Из-за такой схемы получается, что рентабельность у игроков невысокая, — объясняет Баженов Autonews.ru. — Рынок зажат в регуляторные тиски. С одной стороны, мы имеем высокие акцизы, которые давят на нефтепереработку. С ними помогают справляться только различные демпферы и субсидирование. С другой стороны, есть розница, которая не может работать по принципу свободного ценообразования — цены на топливо поставлены в прямую зависимость от инфляции. С 2009 года в отрасли действует правило «инфляция минус», согласно которому цены на бензин и топливо должны расти на 1-2 процентных пункта ниже инфляции. Поэтому нет смысла ждать каких-то понижений. Принцип свободного ценообразования у нас не работает. Цена будет расти всегда, потому что она регулируется».

По данным Росстата, стоимость литра бензина в среднем по России с 24 февраля по 1 марта 2020 года выросла на 2 коп. и составила 44,92 руб. Литр бензина АИ-92 подорожал на 3 коп., до 42,51 руб. Цена за литр бензина АИ-95 выросла на 1 коп. до 45,92 руб. Цена литра дизельного топлива осталась на уровне 48,14 руб.

Баженов также не исключил, что цены на бензин и дизельное топливо могут вырасти уже в ближайшее время. «Если инфляция разгонится, то и цена на бензин будет выше прогноза. Так, если в результате обвала рубля прогнозируемая Центробанком инфляция в 4% вырастет условно до 6-7%, то и цены на бензин скорректируются и подрастут на 5-6%».

Эксперт считает, что с точки зрения потребителя свободное ценообразование более выгодно.

«Мы живем в ситуации, когда цены всегда растут, мы можем только предполагать, насколько они скорректируются в очередной раз, — рассуждает Баженов. — А если в тех же США цена выросла на 10%, но у водителей есть понимание, что завтра из-за корректировок цен на нефть бензин подешевеет уже на 15%, такие скачки воспринимаются более спокойно».

Сравнивая ситуацию с 2016 годом, когда цены на нефть обрушились с 50$ до $30 за баррель, что привело к дефициту бюджета и в дальнейшем к росту акцизов, эксперт заявил, что сейчас для повторения такого сценария предпосылок нет.

Читать еще:  Как оплатить административный штраф онлайн по номеру постановления

«Акциз — это внутренний налог, сейчас ситуация такова, что всю налоговую нагрузку государство старается перенести на внутренний рынок, экспортные пошлины отменяются, а НДПИ нефтедобывающие компании платят вне зависимости от того, куда уйдет поставка: за рубеж или на внутренние рынки. Планов по изменению Налогового кодекса у правительства нет», — пояснил Баженов.

Нефтяники были готовы к обвалу стоимости сырья, убежден ведущий аналитик компании «Алгоритм Топливный Интегратор» Виктор Костюков.

«На внеплановом совещании министров экономического блока у премьер-министра Михаила Мишустина, которое состоялось 9 марта, где обсуждали меры по стабилизации состояния российской экономики и ситуации, связанной с развалом альянса ОПЕК, министр Александр Новак рассказал, что сценарий выхода из соглашения по сокращению объемов добычи нефти прорабатывался заранее. Поэтому текущая ситуация на рынке находился в пределах прогноза, — полагает аналитик. — Другими словами, российские нефтяные компании наперед знали точку отсечения, то есть были уверены, что предельный уровень сокращения добычи уже достигнут и дальнейшая политика сокращения добычи принесет скорее вред, чем пользу. Поэтому они знали, что цены на нефть обрушатся».

Эксперт уверен, что все нефтяники захеджировали свои риски. Поэтому прогнозирует, что ситуация на рынке стабилизируется, цены на нефть вернутся ближе к прежним значениям, а курс рубля стабилизируется на отметке 75 рублей за доллар США. Автомобилистам же, по его словам, резких изменений цен на бензин ждать не стоит.

«Тонна АИ-92 во вторник на бирже подешевела на 2140 рублей – до 44237 рублей, тонна бензина премиум-95 подешевела на 2361 рубль, до 45 664 рублей. Цены попрыгают и успокоятся. Бензин у нас не подешевеет, но и не будет дорожать быстрее темпов инфляции. В прошлом году инфляция была на уровне 3%, в этом, возможно, прогноз скорректируют до 5-6%, значит, в этих пределах и подорожает топливо», — прогнозирует Костюков.

Хитрая схема: почему бензин в России не дешевеет даже при ценах на нефть, как в 2000-х

Что происходит с ценами на нефть и бензин. В феврале средняя цена на российскую нефть Urals составляла $54,53, а к 6 мая цена нефти этой марки опустилась до $24,8 за баррель (причем в апреле Urals дешевела до минимума с 1999 года, до $10,5). Снизились и оптовые цены на бензин — с 1 февраля стоимость АИ-92 упала на 11% до 39 970 рублей за тонну на Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой бирже. Но стоимость литра на заправке почти не меняется. По данным ЦДУ ТЭК, на 3 мая по сравнению с первой неделей февраля средняя розничная цена литра бензина марки АИ-92 сократилась на шесть копеек — до 43 рублей, марки АИ-95 — на три копейки, до 46,07 рубля, летнего дизтоплива выросла почти на 30 копеек до 47,38 рубля.

Почему цены на бензин не снижаются вслед за нефтяными котировками. Если вкратце, то таковы особенности налогового регулирования отрасли, они не предполагают снижения цен на бензин — только умеренный рост. С 2019 года в России заработал так называемый демпферный механизм. Его суть в том, что он помогает государству компенсировать или изымать доходы нефтяников от продажи топлива в зависимости от рыночной конъюнктуры. Так, если за рубежом цены на бензин высокие, бюджет выплачивает компаниям часть премии, которую они теряют, не поднимая цены на внутреннем рынке. В обратном случае, если цены на бензин на внутреннем рынке выше экспортных, нефтяные компании сами перечисляют деньги в бюджет. При этом размер выплат зависит не от реальных цен на внутреннем рынке, а от расчетной цены, установленной правительством, — в 2020 году она составляет 53 600 рублей за тонну бензина.

Зачем понадобился демпфер. Весной 2018 года на фоне роста нефтяных котировок в России резко взлетели цены на бензин и дизельное топливо. Правительству пришлось договариваться с нефтяными компаниями о фактической заморозке цен на топливо. В условиях рыночной экономики никто не может обязать нефтяников держать те или иные цены. В результате совещаний нефтяников с правительством возникло джентльменское соглашение — нефтяники не будут повышать стоимость бензина на заправках быстрее, чем растут темпы инфляции в стране, говорит аналитик Reuters Максим Назаров. По его словам, компании подтверждали такую договоренность. Джентльменское соглашение закончилось в 2019 году, тогда и заработал демпферный механизм. Фактически он стал платой за это соглашение, которая при нормальной конъюнктуре рынка позволяет нефтяникам получать дополнительные средства из бюджета, если цены на мировых рынках выше внутренних. Но в текущей ситуации демпферный механизм начинает работать против нефтяников.

Как сейчас работает демпферный механизм. Расчетная цена на тонну бензина в 2020 году составляет 53 600 рублей. Для подсчета демпфера она сравнивается с расчетной экспортной альтернативой — нетбэком. Нетбэк рассчитывается как экспортная цена на тот или иной вид топлива за вычетом транспортных расходов и налогов. Если разница между нетбэком и расчетной ценой положительная, она умножается, в случае с бензином, на 68% — это то, что компании получают из бюджета за упущенную выгоду, которая возникает из-за того, что они не повышают цены на внутреннем рынке. Если разница отрицательная, то она также умножается на 68% — эту сумму уже платят компании бюджету за то, что они продают бензин дороже, чем на зарубежных рынках.

В январе 2020 года величина экспортной альтернативы составила 53 773 рубля — разница 173 рубля, компании получали по 117,6 рубля из бюджета за тонну бензина, объясняет старший аналитик по нефтегазовому сектору банка «Уралсиб» Алексей Кокин. В апреле же величина экспортной альтернативы упала, по подсчетам Кокина, примерно до 27 400 рублей — компаниям предстоит заплатить в бюджет порядка 17 800 за тонну.

Демпфер позволил получить нефтяникам в 2019 году, пока цены на нефть были высокими, 282 млрд рублей. Еще 23 млрд рублей поступило в первые два месяца 2020 года. В марте 2020 года, после изменения конъюнктуры на рынке, нефтяники заплатили в бюджет 10,5 млрд рублей. По ожиданиям Минфина, при ценах на нефть на уровне $22-27 за баррель поступления в бюджет составят $0,9–1,1 млрд в месяц. По оценке министра энергетики Александра Новака, при цене нефти $20 за баррель в бюджет должно поступить 1 трлн рублей. Статс-секретарь — замминистра финансов Алексей Сазанов оценивал объем выплат, которые нефтяным компаниям предстоит сделать в 2020 году, если нефтяные котировки останутся на уровне $25-30 за баррель, примерно в 700 млрд рублей.

Таким образом, у нефтяников нет стимула снижать цены на бензин, наоборот — сохранение цен позволяет им за счет конечного потребителя делать бюджетные выплаты.

Почему дешевеет бензин на бирже. Оптовые цены просели из-за дисбаланса спроса и предложения. Из-за ограничений на передвижение россиян, связанных с пандемией коронавируса, спрос на топливо упал почти в два раза. Планы компаний по биржевым продажам существенно превышали потребности покупателей, говорит Максим Назаров. Сейчас компании сократили планы по суточным продажам топлива в два раза — с 12 600 тонн в апреле до 6 400 тонн в мае. Двадцатого апреля цена на АИ-92 на Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой бирже составила 35 770 рублей за тонну, а издержки компаний (акциз плюс выплаты по демпферу) — 38 070 рублей за тонну, приводил подсчеты экспертов «Аналитика товарных рынков» РБК. Оптовые цены сделали производства бензина нерентабельным, говорит Назаров, и сейчас компании говорят, что продолжают продавать бензин из соображений социальной ответственности.

Кому нефтяники продают бензин. В 2019 году порядка 9% произведенного бензина уходило за рубеж, на внутреннем рынке реализовывалось свыше 90%, говорит Максим Назаров. Что касается внутреннего спроса, то, согласно требования ФАС, компании должны продавать не менее 10% на товарной бирже (этот показатель до 30 июня снижен до 5%), который покупают независимые АЗС. В 2019 году на бирже продавалось около 20% от всего производимого в стране бензина, еще 20% уходило нефтебазам и 60% — аффилированным АЗС.

Получается, что независимые заправки, удерживая розничные цены, должны получать хорошую маржу? Сейчас на заправках средняя цена составляет 42-43 рубля за литр, оптовая — 29,5 рубля, если вычесть издержки в районе 7,5 рублей за литр, то заправкам остается по 5,5 рублей с литра, подсчитал Максим Назаров. Текущая маржа почти вдвое больше той, что АЗС получали до кризиса. Могут ли заправки поделиться частью этой маржи с потребителем, снизив цены? Увы, нет. Если до кризиса среднестатистическая заправка прогоняла около 10 000 литров бензина, то сейчас этот объем снизился до 5000 литров, соответственно снизился и денежный поток, говорит Назаров. Расходы же остаются прежними — никто не отменял аренду, плату за электричество, охрану и выплаты зарплат сотрудникам. К тому же заправки в целом не любят снижать цены во время флуктуаций на рынке, так как ФАС очень строго следит за повышением цен, и при стабилизации ситуации у АЗС может появиться дополнительная головная боль, добавляет Назаров.

Стоит ли отменять демпфер. Механизм демпфера изначально не был настроен под действие при таких низких ценах на нефть, говорит главный экономист «ФК Открытие» Максим Петроневич. Но сейчас государство находится куда в более худших условиях, чем нефтяники, считает он. Если нефтяники могут позволить себе снижение расходов, то государству, наоборот, надо наращивать сейчас этот показатель — финансировать и нацпроекты, и антикризисные меры. Тем временем нефтегазовые доходы бюджета резко снижаются, ненефтегазовые налоговые поступления — тоже.

С одной стороны, в сложившихся условиях демпфер действительно неудобен нефтепроизводителям, с другой – сейчас в неудобной ситуации оказались все участники рынка: население, бизнес и государство, говорит Петроневич. А консенсуса о том, как именно будут профинансированы расходы государства, пока что нет. Один из путей финансирования дефицита бюджета без масштабного использования средств Фонда национального благосостояния — выпуск ОФЗ на 3-4 трлн рублей. Но очевидно, что в текущих условиях занимать будет все труднее, поэтому государству важны любые доходы, в том числе и от нефтяников за бензин. Поэтому, с высокой вероятностью, существенных уступок от правительства в вопросе перечислений от реализации нефтепродуктов на внутренний рынок ждать не стоит, резюмирует Петроневич.

Проблема, что в нынешнем сценарии потребитель по сути оплачивает поступления в бюджет, не получая от ситуации на внешнем рынке никакой выгоды. Но правительство не может в срочном порядке отменить демпфер — на поправку к налоговому кодексу уйдет минимум полгода, полагает старший аналитик по нефтегазовому сектору банка «Уралсиб» Алексей Кокин. К тому же даже если демпфер и будет снижен, не факт, что эти деньги дойдут до конечного потребителя и конвертируются в снижении цен на заправках — они вполне могут «застрять» где-то в структуре нефтяной компании, опасается Максим Назаров. Тогда вопрос – зачем это делать.

По мнению аналитика Райффайзенбанка Андрея Полищука, если правительство вводит какие-то налоги, то они должны работать системно и иметь постоянную формулу на протяжении длительного времени. Постоянно менять правила игры нельзя. Но в текущей ситуации конечный потребитель сильно проигрывает от демпфера, а значит снижается конкурентоспособность для таких отраслей, как, например, сельское хозяйство. Раньше у России было преимущество, связанное с низкой стоимостью топлива, сейчас оно ушло, говорит Полищук.

Чиновники и сами не демонстрируют готовности менять сложившееся регулирование. Министр финансов Антон Силуанов в интервью «Ведомостям» заявил, что нефтяники не обращаются к министерству с просьбами пересмотреть правила демпфера. «Идея с демпфером себя оправдала. Мы вводили демпфер в период достаточно высоких цен, и жалко было платить нефтепереработчикам деньги из ФНБ. Но сейчас ситуация обратная. Все по-честному. Во времена высоких нефтяных цен все равно надо было думать о будущем, готовиться к разным временам», — сказал Силуанов. Новак также говорил в начале марта, что никаких изменений в инструмент вносить не планируется. А замминистра энергетики Павел Сорокин назвал демпфер очень важным элементом поддержки бюджета для борьбы с коронавирусом.

Почему бензин в России никогда не подешевеет

Чем отечественный топливный рынок отличается от американского

07.02.2019 в 15:49, просмотров: 18031

Как известно, в России бензин дорожает только в двух случаях: когда цены на нефть растут и когда они падают. На вопрос, почему в стране, обладающей шестыми по объемам запасами нефти в мире, топливо постоянно растет в цене, люди отвечают по-разному. Одни винят в жадности нефтяных магнатов, которые наживаются на потребностях населения в транспорте. Другие уверены, что правительство не в состоянии регулировать ценовую политику на топливном рынке, поэтому в случае резких скачков стоимости бензина в ситуацию приходится вмешиваться лично главе государства. Эксперты уверены, что чиновникам стоит присмотреться к опыту США, где тарифы на бензин определяются главным образом экономическими факторами: если нефть падает в цене, то и топливо на заправках дешевеет.

Читать еще:  Куда вложить инвестиции чтобы получить прибыль

В прошлом году россияне дважды сталкивались со скачкообразным повышением цен на АЗС. В итоге с марта по декабрь АИ-95, к примеру, подорожал с 41 до 46 рублей за литр. Стабилизировать положение позволило только соглашение правительства с нефтяниками, которое было достигнуто после долгих переговоров и заключено только на небольшой срок. Чиновники признают, что потенциал для снижения стоимости горючего существует. Однако договориться относительно методов достижения такого результата они пока не в состоянии.

В отличие от нашей страны в США цены на топливном рынке достаточно волатильны и определяются не волей чиновников, а мировыми экономическими трендами — они повышаются, когда дорожает нефть, и снижаются, когда «черное золото» дешевеет. Президент Дональд Трамп настаивает на низкой стоимости горючего, так как это стимулирует развитие экономики в его стране, и регулярно упрекает ОПЕК и другие страны-экспортеры в искусственном завышении цен на «черное золото». Сможет ли Россия воспользоваться американским опытом и наступят ли у нас времена, когда бензин будет не только дорожать, но и дешеветь вслед за мировыми ценами на нефть?

В Техас за горючим

Наличие в США огромного числа независимых добывающих и перерабатывающих производств, а также частных розничных сетей АЗС позволяет американцам варьировать цены на топливо с учетом специфики каждого региона. Стоимость бензина может серьезно отличаться не только в разных штатах — даже в одном городе, потребности которого обеспечивают несколько поставщиков, можно найти топливо подешевле или подороже.

Самый дорогой бензин традиционно приходится приобретать автомобилистам Калифорнии: в Лос-Анджелесе и Сан-Франциско за один галлон горючего (около 3,8 литра) требуют до $4. В пересчете на привычные нам объемы получается, что литр бензина обходится жителям штата в $1,05 (около 70 рублей). В Техасе галлон бензина стоит менее $2. То есть литр топлива там вдвое дешевле — всего $0,5, или примерно 35 рублей.

Ответить, почему американцы в состоянии снижать цены на топливо, когда мировые котировки «черного золота» падают, можно, взглянув на структуру, из которой складывается стоимость топлива на рынке США. Дело в том, что почти две трети стоимости американского бензина (58%) определяются как раз котировками на сырую нефть. Еще 15% приходится на налоги и акцизы, около 17% составляют издержки на переработку, а затраты на организацию розничной продажи горючего, а также маржу не превышают 10%.

В США иной раз даже возникают скандалы относительно слишком дешевого бензина. Осенью 2018 года представители Демократической партии обвинили Дональда Трампа в искусственном создании транспортного коллапса на автомобильных дорогах. Незадолго до Дня благодарения, который американцы отмечали 22 ноября, цены на сырую нефть на мировом рынке резко упали — с $85 до $60 за баррель. В результате бензин в США подешевел на 15%. Жители страны отказались от поездок к родственникам на праздник на общественном транспорте в пользу личных авто. Трампу даже пришлось извиняться на своей странице в Твиттере. «Под моим давлением цены на бензин опустились так низко, что все большее число людей водят машины. Я вызвал заторы на дорогах по всей нашей великой стране. Всем приношу свои извинения», — с сарказмом отметил американский президент.

Трамп, конечно, иронизировал. Но если серьезно, то конструкция американского топливного рынка способна вызывать у российских автомобилистов настоящую зависть. В начале 2016 года, когда нефть упала ниже $30 за баррель, розничные цены на топливо в США сократились до 26 рублей за литр в переводе на российские деньги. Ряд заправок в запале конкурентной борьбы продавали топливо себе в убыток, лишь бы сохранить постоянных (особенно корпоративных) клиентов. Рекорд поставила одна из сетей АЗС в Мичигане, которая продавала горючее по 50 центов за галлон — 8,5 рубля за литр. В России в то время топливо стоило примерно 35–36 рублей.

При этом нельзя забывать, что средний размер оплаты труда в США доходит до $3,5 тыс. в месяц. Это около 235 тыс. рублей. В России такие зарплаты не снятся даже многим ведущим специалистам своей отрасли — согласно официальной статистике, менее 5% граждан в нашей стране получают оклады в 100 тыс. рублей и более. Основная масса населения, по данным Росстата, довольствуется зарплатами в районе 40 тыс. рублей. Причем, по независимым оценкам, эта сумма завышена на 10–15 тыс. рублей. Поэтому «бензиновое бремя» является весьма ощутимой статей расходов большинства российских семей.

Как кусаются налоги

Российский бензин никогда не дешевеет, потому что ценообразование на отечественном рынке нефтепродуктов серьезно отличается от американских стандартов. По словам исполнительного директора Российского топливного союза Григория Сергиенко, фискальная часть «съедает» не менее 60% тарифов на бензин. «Котировки сырой нефти закладывают в цену топлива около 10%. Переработка, логистика и издержки в рознице составляют примерно 20% стоимости горючего. И лишь 10% приходится на маржу, которую зарабатывают продавцы топлива, — отмечает замглавы ИАЦ «Альпари» Анна Кокорева. — На стоимость топлива в России влияет в гораздо большей степени не цена нефти, а налоги, поэтому, когда котировки «черного золота» снижаются, потребитель не видит никаких изменений в рознице».

Фискальная тема является объектом ожесточенных споров между добывающими компаниями и чиновниками. Государство пытается маневрировать: время от времени идет на уступки производителям — например дает возможность восполнить потери от повышения налога на добавленную стоимость (НДС) с 2019 года, а с февраля снижает пошлины на экспорт нефтепродуктов. А иной раз закручивает гайки и повышает акциз на бензин (с этого года его ставка увеличилась в 1,5 раза), увеличивает налог на добычу полезных ископаемых, а также грозит применением временных заградительных пошлин на экспорт «черного золота».

Правда, для стабилизации топливных цен зачастую приходится включать ручное управление отраслью и прибегать к прямым договоренностям с нефтяниками о сдерживании тарифов горючего. Последняя из подобных сделок была согласована в октябре 2018 года. Нефтяники согласились заморозить стоимость бензина на июньском уровне (45–46 рублей за литр АИ-95).

Правда, эксперты считают, что очередной резкий рост цен на топливо не за горами. Сразу после новогодних праздников на Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой бирже, служащей основной площадкой внутреннего и внешнего сбыта российского горючего, оптовая стоимость бензина в среднем подскочила на 5%. Это и был подарок нефтяникам, который нивелировал дополнительные затраты от повышения НДС. В свою очередь, маржа независимых сетей АЗС, которые занимают более половины розничного рынка топлива России, сократилась до минимума.

Новая волна роста стоимости бензина обещает произойти в апреле-мае этого года. Последняя договоренность между нефтяниками и правительством действует до конца марта. По истечении этого срока оптовые торговцы — перерабатывающие заводы, принадлежащие добывающим холдингам, окажутся вправе повышать отпускные цены, что, естественно, вызовет рост и розничных тарифов. Растущий спрос на сырье, который предполагается на мировом рынке к этому времени, снова приведет к увеличению поставок углеводородов на экспорт, тогда как на внутреннем рынке может опять образоваться дефицит, что приведет к повышению стоимости топлива. Цены на АЗС уже и так растут, однако пока это происходит в отдельных регионах и в целом по России подобный процесс практически незаметен.

Догоним или перегоним Америку?

Как признает замглавы Федеральной антимонопольной службы (ФАС) Анатолий Голомолзин, потенциал для снижения стоимости горючего существует. Он объясняет, что эффективно сдержать цены можно не с помощью административных ресурсов, а за счет принципов рыночной экономики. Для этого нужно снова задействовать налоговое регулирование и жестко привязать уровень экспортных фискальных сборов к мировой стоимости сырья. Впрочем, пока эта идея не находит положительного отклика в Минфине — ведомстве, ответственном за доходы федерального бюджета.

Но если консенсус между ведомствами будет найден, то теоретически должно получиться по американской схеме: мировые цены на нефть падают, российские экспортеры, пользуясь внутренним снижением налоговой нагрузки, сокращают поставки за рубеж — и стоимость горючего на отечественных АЗС снижается. «Дополнительные объемы поставок на внутренний рынок могли бы стабилизировать и даже улучшить ценовую ситуацию на отечественном розничном рынке топлива», — уверен Голомолзин. Его служба обещает предостеречь нефтяников от необоснованного повышения цен на топливо путем ежедневного мониторинга стоимости горючего.

Правда, утверждать, что подобная система управления ценами может наладиться в России, пока преждевременно. Во-первых, резкого обрушения цен на нефть в обозримой перспективе не ожидается — политические неурядицы в Венесуэле и ужесточение санкций в отношении Ирана могут нарушить давно отлаженный механизм поставок сырья на мировой рынок. Итогом может стать повышение цен до $80 за баррель. «В стоимость бензина нефтяники кроме акциза и других растущий налогов закладывают общую неуверенность в стабильности мировой экономики», — отмечает старший аналитик Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков.

Во-вторых, фиксация цен на топливо, оговоренная в прошлом году чиновниками и вертикально интегрированными нефтяными компаниями, произошла на пике роста стоимости горючего. Достигнув определенной планки, продавцы бензина вряд ли станут двигаться в сторону снижения ценников на АЗС.

Вопрос возможного подорожания бензина продолжает активно дискутироваться в правительственных кругах. На днях в Совете Федерации в рамках правительственного часа выступил вице-премьер по ТЭК Дмитрий Козак, пообещавший, что кабмин будет контролировать «рынок моторного топлива всеми доступными методами, чтобы выдержать целевые показатели, по которым была достигнута договоренность». Впрочем, скорее речь снова идет не о рыночных способах по сдерживанию цен, а о подключении административного ресурса и заключении с нефтяниками нового соглашения.

«В результате получается парадокс. С одной стороны, власть утверждает, что существуют все предпосылки для снижения цен на горючее путем регулирования налогообложения. В случае создания такого по-настоящему работоспособного механизма со временем ценообразование на топливном рынке России повторило бы американский, гибкий вариант, — отмечает старший аналитик «БКС Капитал» Сергей Суверов. — С другой стороны, чересчур активно жонглировать налогами чиновники не в состоянии, так как финансовые поступления от сырьевой отрасли формируют более половины федерального бюджета и служат залогом своевременного повышения пенсий и зарплат госслужащих. Это доказывает, что низкие цены — не в интересах правительства. Поэтому говорить, что Россия в ближайшее время сможет создать инструмент для управления топливными тарифами, который бы, как и в США, позволял оперативно снижать стоимость горючего, пока преждевременно».

Между тем нефтегазовые эксперты уже обсуждают идею продажи бензина по пол-литра. «Стоимость топлива не будет нервировать потребителя хотя бы на стелах с ценами. Однако это маскировка симптомов, а не лечение болезни, — предупреждает Кокорева. — Автолюбители сейчас стараются заправляться на небольшую сумму — 500–1000 рублей. Растущая стоимость бензина не прибавит в таком чеке литров, а заправку придется посещать гораздо чаще».

После обвала нефтяных цен в США на заправках дешевеет топливо. В России — нет

20 апреля 2020 года цены на нефть американской марки WTI пережили крупнейший обвал за всю историю. За несколько часов стоимость фьючерсного контракта на баррель опустилась до 0 долларов, а затем ушла до минус $40,32. Это означало, что продавцы готовы были доплатить покупателям за товар. Торговый день на Нью-Йоркской бирже для майских фьючерсов на WTI закончился на отметке минус $37,63. Во вторник, 21 апреля, стоимость американской нефти вернулась к положительным значениям.

Историческое падение цен на нефть привело к снижению розничной стоимости автомобильного топлива в США. Около 30 американских штатов уже сообщили о корректировке цен на бензин, о чем свидетельствуют данные трекера GasBuddy. В России стоимость топлива остается неизменной, несмотря на то что рухнули оптовые цены на бензин.

Литр бензина в США — 17,5 рубля

В сообщении GasBuddy говорится, что впервые за последние 20 лет в США появились города, где галлон бензина (3,785 л) стоит меньше 1 доллара. При переводе в привычные россиянам единицы измерения выходит, что минимальная стоимость одного литра топлива в США теперь составляет примерно 17,5 руб. за литр. Такие цены, например, на заправках в Кентукки, где галлон продают по 95 центов.

По подсчетам аналитиков, сегодня в США более 120 тыс. заправок в большей части штатов реализуют бензин по цене менее $2 за галлон, а почти 40 тыс. заправок — по цене менее $1,50. Средняя же стоимость одного галлона бензина по стране составляет $1,69 — это на 10% меньше, чем неделю назад. К слову, после «черного понедельника» 9 марта средняя стоимость галлона топлива в США опускалась до $2,14 (около 38 рублей за литр). По сравнению с 2019 годом цены на автомобильный бензин в США снизились примерно на 50%.

«Беспрецедентное падение спроса повсеместно снизило цены на топливо, — констатирует глава отдела анализа нефти GasBuddy Патрик Дехан. — Учитывая, что нефть достигла новых многолетних минимумов, возможно дальнейшее падение розничных цен на бензин почти по всей стране».

Читать еще:  Что такое счет фактура на аванс

Однако не всем автомобилистам так повезло. Так, в Калифорнии галлон топлива по-прежнему самый дорогой и в среднем стоит $2,7; в Вашингтоне — $2,4. В свою очередь самый дешевый бензин (ниже $1,50) — в Висконсине, Оклахоме, Огайо, Мичигане, Арканзасе и Индиане.

Литр бензина в России — 45,9 рубля

В России тем временем средняя цена бензина АИ-95, по данным Росстата, составляет 45,9 руб. за литр, АИ-92 — 42,49 руб. После обрушения цен на нефть WTI никаких изменений в стоимости не произошло. Налоговая система в РФ такова, что цены на бензин растут независимо от того, дорожает или дешевеет нефть на мировом рынке.

Ранее на эту тему рассуждал аналитик Андрей Нальгин, комментируя сообщения о том, что россияне ездят заправлять свои автомобили в Казахстан, где на российских АЗС бензин дешевле почти в два раза. «Один мужик поехал в Казахстан на своем авто. И челюсть уронил… Потому что увидел цены на заправке такой же „Газпромнефти“, что и в России. Чтобы сразу была понятна суть, один литр АИ-92 у казахов стоит 26 рублей. В России — более 40 рублей на похожей заправке», — отмечал он.

Нальгин констатировал, что условно существует одна стоимость сырья, равные затраты на переработку и дистрибуцию. «Но ценники на заправках отличаются более чем в 1,5 раза! В принципе понятно, отчего так. Львиную долю чека c АЗС в России забирает себе бюджет. И второй момент: российская нефтяная отрасль сплошь суверенна и вертикально интегрирована. У казахов нет этой монополизации, а на рынке свободно работают иностранцы. В том числе — из России», — пояснил аналитик.

Оптовые цены на бензин все же снизились

При этом гендиректор агентства «Аналитика товарных рынков» Михаил Турукалов сообщил РБК, что российские нефтяники начали продавать бензин на бирже себе в убыток. В России, как и во всем мире, резко упал спрос на топливо из-за введенных режимов самоизоляции, это привело к падению автомобильного трафика.

По данным эксперта, сейчас компании получают чистый убыток около 2,3 тыс. рублей на тонну бензина АИ-92. С 13 по 19 апреля цена этой марки на Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой бирже упала на 11% (4,2 тыс. рублей) и 20 апреля АИ-92 продавали по 35,77 тыс. рублей за тонну в европейской части России. При этом издержки компаний, включающие акциз, выплаты в бюджет по демпферу (механизм стабилизации цен на топливо на внутреннем рынке), НДС и НДПИ (налогу на добычу полезных ископаемых), составляют 38,07 тыс. рублей за тонну.

Демпфер был введен российским правительством в 2018 году — это механизм сглаживания цен, защищающий стоимость топлива от колебаний. Демпфер призван компенсировать нефтяникам недополученную прибыль при поставках нефтепродуктов на внутренний рынок — по сравнению с более выгодной продажей на экспорт. Если экспортные цены оказываются ниже определенного уровня, то уже сами компании доплачивают в бюджет разницу.

Что произошло с нефтью WTI?

В историческом падении WTI сошлись несколько факторов. По всему миру из-за пандемии CОVID-19 и вызванного им глобального экономического кризиса упал спрос на топливо — люди попросту стали меньше пользоваться транспортом. На это наложился мартовский провал сделки ОПЕК+ о сокращении добычи нефти. В результате хранилища по всему миру оказались забиты невостребованной нефтью. Экспортные мощности не позволяли избавиться от излишков, да и покупателей практически нет.

Накануне наступил момент, когда трейдеры в последний момент начали избавляться от истекающих 21 апреля майских фьючерсов (долговых контрактов) на поставки нефти WTI. В итоге нефть WTI потеряла в цене около 300%. Директор московского нефтегазового центра EY Денис Борисов в беседе с The Bell добавил, что помимо фундаментальных факторов, сказавшихся на обесценивании нефти, есть и спекулятивный.

WTI является одним из двух основных сортов нефти в мире, наряду с маркой Brent в Европе, и считается эталоном, от цены которого отталкиваются компании по всему миру. Есть еще российский сорт нефти Urals, но ее фьючерсы фактически не торгуются на бирже, а цена поставок Urals рассчитывается, исходя из котировок Brent. Цена барреля Urals с поставкой «прямо сейчас» — $15,81.

В случае с Brent торги майскими фьючерсами закончились ранее, поэтому никакого ажиотажа на европейское топливо не было. Июньские фьючерсы на WTI после более скромного падения накануне остаются выше $20, нефть Brent стоит около $26 за баррель. Цены на майские фьючерсы на нефть марки WTI 21 апреля поднялись почти до $1,5 за баррель. При этом трейдеры предупреждают, что июньские фьючерсы на WTI вскоре также могут оказаться под давлением.

Что будет дальше?

В эфире американского телеканала CNBC ряд экспертов озвучили прогнозы, что в ближайшем будущем повторения обрушения цен на нефть не стоит ожидать. Главным образом из-за того, что постепенно из-за улучшения эпидемиологической обстановки все больше стран будут снимать связанные с коронавирусом карантинные и другие ограничительные меры. Как следствие — будет восстанавливаться производство, а значит, и расти спрос на топливо. Кроме того, остается надежда на то, что страны ОПЕК+ окончательно договорятся между собой по добыче нефти. Ожидается, что летом цены на нефть будут колебаться на уровне 20–30 долларов за баррель.

Почему бензин дорожает

Эксперты винят в ситуации целый ряд сезонных факторов и демпфирующий механизм

Фото Pixabay.com

В России рекордно подорожал бензин, пока лишь на биржах, и, например, за тонну АИ-95 на Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой бирже давали накануне выходных 56,7 тыс. руб. В среднем оптовые цены на бензин в РФ стали максимальными в нынешнем году и уже сравнялись с уровнем мая 2019 года, даже в условиях значительно меньшей стоимости нефти. Почему же возникла такая ситуация? Эксперты отмечают, что причин для подобной ситуации сразу несколько. В-первую очередь, непрогнозируемое увеличение спроса, во-вторых, наступление периода летних отпусков и повышение спроса на передвижение на личном транспорте, в-третьих, ремонты нефтеперерабатывающих заводов, в-четвертых, отрицательная экономика нефтепереработки связанная с демпфирующим механизмом.

Демпфер не на пользу экономике

Нефтеперерабатывающие заводы в мае снизили производство, что было связано как с тем, что некоторые начали сезон ремонтов, так и с тем, что часть из них попытались приспособиться к падению спроса на топливо из-за карантинных мер. В июне же спрос на бензин резко возрос как в результате вывода многих регионов из карантинного режима, так и в связи с тем, что граждане стали активнее использовать личный транспорт, а в стране начался сезон отпусков. Но, как говорят эксперты, особенно сильно влияет на ситуацию еще один фактор: учитывая низкие экспортные котировки и необходимость уплачивать демпфер в бюджет, производить топливо было в ряде случаев невыгодно. Напомним, демпфирующий механизм призван сглаживать влияние внешней конъюнктуры на цены внутреннего рынка. Однако в нынешнем году его влияние обернулось убытками для нефтепереработки. В условиях временного падения спроса на моторные топлива были снижены обязательные объемы реализации нефтепродуктов через биржу, а также введен запрет на импорт моторных топлив, что привело к росту крупнооптовых цен. Как отмечают эксперты, во многом ручное управление рыночными параметрами привело к тому, что с одной стороны по искусственным причинам произошел значительный рост цен в оптовом сегменте, а с другой произошла ситуация, при которой нефтяные компании не смогли корректно спланировать необходимые объемы поставок на внутренний рынок.

Отметим, что хотя в рамках демпфирующего механизма были снижены обязательные объемы реализации нефтепродуктов через биржу, некоторые участники топливного рынка продолжили нести принятые на себя социальные обязательства. В частности компания «Роснефть», опираясь на данные биржевой площадки, реализует на Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой бирже 17% автобензинов при сниженном нормативе в 5%. При этом объемы производства автобензинов сопоставимы с тем же периодом 2019 года.

Кому выгодна нынешняя ситуация

Отметим, что в первом квартале 2020 года, благодаря обвалу мировых цен на нефть независимые АЗС получили сверхприбыли. Ведь экспортные пошлины снизились, потянув за собой и оптовые цены. При этом в рознице цена оставалась неизменной, а значит покупали независимые за дешево, а продавали с большой выгодой. Это у нефтяных компаний вызывает соблазн продавать больше топлива на экспорт и некоторые участники рынка так и поступают. В частности, согласно материалам Центрального диспетчерского управления топливно-энергетического комплекса, в мае 2020 года «Сургутнефтегаз» увеличил экспорт почти на 26% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, «Лукойл» – почти на 210%, «Газпромнефть» – на 107%. Это происходило в ситуации, когда в РФ снижалось производство топлива из-за непредсказуемости спроса в условиях пандемии. Надо отметить, что рост экспортных поставок ускорил наступление повышенного спроса на автобензины на внутреннем рынке.

При этом биржевые продажи топлива ряда крупнейших компаний существенно сократились в июне: «Лукойл» снизил поставки на биржу на 37% по сравнению с маем 2020 года (и на 30% год к году), «Сургутнефтегаз» – на 22% по сравнению с предыдущим месяцем и на столько же год к году. Выпадающие объемы замещает «Роснефть» – крупнейший поставщик топлива на внутренний рынок (на долю компании приходится порядка 40% биржевых объемов): за 18 дней июня, по данным компании, поставки увеличились на на 4%.

«Один из факторов, который создал вот эту ситуацию с повышением цены – это экспорт, – отмечает пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев. – Что можно сказать про «Роснефть»? Экспорт бензина у нас отсутствует, вообще просто. А вот, например, «Сургут» увеличил экспорт, значит, если взять по сравнению с прошлым годом, с тем же, в 2 раза, а «Лукойл» в 20 раз, например. Есть еще один аспект серьезный, это, конечно, дефицит сырья на НПЗ Дальнего Востока. Это вообще вечная проблема, мы говорили об этом много, потому что 50% сырья просто завозится с континента, плюс налоги, плюс транспорт, акцизы, НДС, плюс еще демпфер. И демпфер сейчас возвращается в бюджет, это, кстати, ответ на извечный русский вопрос: «А почему у нас не дешевеет бензин, когда дешевеет нефть?» А потому что этого не дает делать бюджет, который тоже не хочет дешеветь, потому что он пожирает всю эту разницу, так устроена наша налоговая система».

«В себестоимости бензина на нефть приходится лишь около 30%, тогда как остальное — на налоги, – отмечает директор Академии управления финансами и инвестициями Арсений Дадашев. – Именно они не позволяют топливу реагировать на изменения рыночной конъюнктуры. Теоретически, чем ниже будет налоговая составляющая, тем гибче станут цены, а значит и у розницы появится возможность сокращать цены. По словам Дадашева, отмена жестких ограничительных мер в России привела к росту спроса на сырье, к чему НПЗ были явно не готовы. «На протяжении последних месяцев они стабильно снижали объемы выпуска на фоне падения продаж. Таким образом, резкий рост оптовых цен на бензин является временной реакцией на фундаментальные изменения, и в скором времени, по мере наращивания производства и устранения дефицита топлива, ситуация должна стабилизироваться» – говорит эксперт. «Есть норма поставок бензина на биржу в 5 процентов. Вот мы поставляем на биржу 17 процентов. “Лукойл”, “Сургутнефтегаз” где-то в районе 12-13 процентов. Но надо смотреть на объемы. У нас, например, 111 тысяч тонн, у “Сургутнефтегаза” — 15, у “Лукойла” — 40. То есть, вся переработка, не только у нас, во всем мире сейчас такая ситуация сложилась, что вся переработка убыточна», — считает Михаил Леонтьев.

Вице-президент Независимого топливного союза Дмитрий Гусев напоминает, что когда создавалась и просчитывалась модель демпфера, Независимый топливный союз не раз направлял свои пожелания в Минэнерго. «Изначально говорилось о том, что демпфер был создан, когда цены на нефть росли, и фактически модель была создана для того, чтобы компенсировать нефтяным компаниям убытки, которые они получали от реализации бензина и дизельного топлива на внутрироссийском рынке, – говорит Гусев. – К сожалению, та модель не учитывала то, что цены могут вдруг резко упасть. Видимо, на тот момент Минэнего, министерство финансов, которые согласовывали данную модель, не представляли такого сценария и, соответственно, заложили ту бомбу, которая фактически у нас сейчас есть. Соответственно, при резком падении цен на нефть у нас получилась такая ситуация, что не компенсировать нефтяникам необходимо их убытки по реализации нефтепродуктов в России, а нефтяники должны доплачивать за каждый произведенный литр, тонну бензина и дизельного топлива. Механизм демпфера создал фактически ту ситуацию, когда переработка и производство бензина внутри России стали невыгодны».

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector